Вы здесь

Тайна забытой пещеры. The secret of the forgotten cave. Кэролайн Кин. Нэнси Дрю – 134

Главные вкладки

Аватар пользователя Wsewolod

Автор перевода: rija
Внимание. Все права на публикацию принадлежат переводчику.

Глава первая. Награда тётушки Элизабет
— Джорджи, я так рада, что ты уговорила нас отправиться вместе с тобой в Коннектикут, — сказала Нэнси Дру. Она выскользнула из—за руля взятого напрокат на вокзале автомобиля. – Фэйпорт такой милый городок!
Джорджи Фейн улыбнулась. Она закрыла дверь автомобиля и вслед за своей стройной золотоволосой подругой шагнула на тротуар.
— Ведь, правда же, он будто сошёл с открытки? – спросила она.
Джорджи взглянула на заднее сиденье и увидела, что её кузина Бесс Марвин всё ещё сражается с реммнем безопасности.
— Поторопись, Бесс, — позвала Джорджи.
— Прости, — извинилась Бесс, наконец выбравшись из машины. – Я хотела взять камеру, но, кажется, я упаковала её в чемодан.
Утопающий в зелени Фэйпорт раскинулся перед ними. Город растянулся на несколько кварталов. С одной стороны город ограничивался увенчанной белым шпилем церковью, а с другой — беседкой, украшенной декорациями из крепированной бумаги, которыми играл весенний ветерок. Между ними раскинулись газоны с подстриженной травой и высокими величественными деревьями.
Прищурившись и запустив руку в свои короткие тёмные волосы, Джорджи рассматривала толпу, со-бравшуюся возле беседки.
— Тётя Элизабет сказала, что встретит нас перед началом церемонии, но я что—то её не вижу.
— Почему бы нам не последовать за толпой? – предложила Нэнси. — В конце концов, они собрались здесь по той же причине, что и мы — увидеть твою тетю.
Тётя Джорджи, Элизабет Портер, была на самом деле её двоюродной бабушкой со стороны отца. Жи-тели Фэйпорта собрались здесь, чтобы вручить ей награду за ее деятельность в качестве защитника при-роды. Поскольку родители Джорджи не смогли приехать на церемонию, Джорджи предложила Нэнси и Бесс присоединиться к её поездке, в качестве дополнительного довода предложив провести недельку в тётином доме в колониальном стиле. Подруги с радостью приняли приглашение.
— Это она? – спросила Бесс. Она заправила прядь своих белокурых волос за ухо, другой рукой прикрывая глаза от яркого весеннего солнца. Она указала на седовласую женщину, стоящую в окружении людей.
— Да, это она, — ответила Джорджи, ускоряя шаг. Нэнси и Бесс поспешили за ней.
— Тётя Элизабет! – позвала Джорджи.
Элизабет Портер обернулась, услышав своё имя, и её лицо расплылось в широкой улыбке.
— Джорджи! Как я рада тебя видеть.
Джорджи крепко обняла тётушку.
— Это мои подруги, — сказала она, представляя Нэнси и Бесс.
Элизабет Портер пожала им руки.
— Я о вас обеих много слышала, — сказала она, её голубые глаза лукаво блестели, — и обо всех ва-ших приключениях. Я слышала, ты отличный детектив, Нэнси.
— Мне всего лишь удалось раскрыть несколько тайн, — ответила Нэнси, скромно улыбнувшись.
— Ну что ж, здесь не происходит ничего таинственного, — смеясь, заметила Элизабет Портер. – Про-сто пожилая леди получает свою награду.
Нэнси поняла, что знакомство с тётей Джорджи доставит ей удовольствие. Элизабет Портер была сме-лой женщиной, которая явно не боялась подшутить над собой.
По словам Джорджи, ее тетя была страстным садоводом и в течение многих лет посвящала себя проектам по озеленению города. Она была волевой женщиной, которая практически обо всем имела собственное мнение, но ей восхищались за ее работоспособность.
— Миссис Портер? – подошедший к ним молодой человек взял тётю Джорджи под локоть. – Вы готовы?
— Готова как никогда, — весело ответила миссис Портер. Она позволила отвести себя к беседке и под-нялась на возвышение.
Нэнси, Бесс и Джорджи вместе со всеми собравшимися ждали начала церемонии.
— Что ж, она снова ввязалась в очередную авантюру, — Нэнси услышала, как кто—то пробормотал эти слова за её спиной. Не оборачиваясь, она прислушалась к разговору.
— Да ещё и связанную с bats, — добавил другой голос. Сложность с переводом! И летучая мышь, и бита.
Неужели они говорят о тёте Элизабет? Нэнси была удивлена. О каких bats они говорят? О тех, которые летают, или о тех, которыми бьют по мячу? Что бы это могло значить?
Прежде чем она услышала продолжение разговора, оркестр, расположившийся перед тётей Элизабет, заиграл бодрую мелодию, открывая церемонию.
— Это Джон Страйке, городской управляющий, — сказала Джорджи, слегка дотронувшись до локтя Нэнси. Указывая на представительного мужчину в деловом костюме, подошедшего к микрофону, Джорджи добавила: — Он поистине тётино проклятие.
— Как так? – спросила Нэнси.
— Он всё время старается прикрыть её проекты, заявляя, что у города нет денег,— ответила Джорджи. – Но тётушка Лиз умудряется собирать деньги на благотворительных акциях.
— ШШШ! – прошипела Бесс. – Я хочу послушать!
Джон Страйкер взял микрофон и разразился долгой речью, восхваляющей миссис Портер за её труды и стремления. Затем он пожал ей руку и передал ей памятную табличку, сопровождая её широкой улыбкой.
Джорджи многозначительно посмотрела на Нэнси и закатила глаза.
— Политика, — прошептала она со вздохом.
Теперь была очередь тёти Элизабет говорить речи. Её речь была короткой и по существу и заверши-лась шуткой о том, что её работа никогда не была ей в тягость – потому что она всегда делала то, что хотела.
Толпа разразилась благодарными аплодисментами.
Нэнси собралась рассказать Джорджи о подслушанном за спиной разговоре, но оркестр снова начал играть. Тётя Элизабет любезно приняла букет цветов, преподнесённый маленьким мальчиком, её проводили вниз с возвышения у беседки, где её встретила толпа поклонников.
Нэнси наблюдала, как вокруг тёти Элизабет собираются жители Фэйпорта, смеясь и пылко её обнимая. Прежде чем Джорджи присоединилась к тёте, Нэнси отвела её в сторону и пересказала подслушанный разговор.
Джорджи нахмурилась.
— Не могу даже представить, о чём они говорили, — сказала она. — Тетя имеет привычку раздражать людей, но, в конце концов, она всегда убеждает их принять её сторону.
В это время Бесс перебила её.
— Смотрите, — сказала она, указывая на маленькую девочку, несущую трубочку мороженого. – Как думаете, это часть празднования?
Нэнси слегка подтолкнула Джорджи, и они расхохотались. Бесс была большой сладкоежкой.
— Послежу—ка я за этим мороженым, — сказала Бесс, устремляясь вслед за девочкой. – Я найду вас позже.
Толпа вокруг тёти Элизабет достаточно поредела, чтобы Нэнси и Джорджи смогли к ней подойти и по-здравить. Лицо тёти Элизабет светилось от счастья.
— Тётушка Лиз, что это я такое слышала о тебе и каких—то мышах? – наконец спросила Джорджи, когда последний доброжелатель оставил их одних.
Улыбка тут же исчезла с лица тёти Элизабет.
— Где ты об этом слышала?
— Я случайно услышала, как кто—то говорил об этом в толпе, — объяснила Нэнси.
— Ну что ж, — сказала тётя Элизабет, — в Фэйпорте сложилось затруднительное положение. И, боюсь, я оказалась в нём замешана.
— Расскажи нам, — попросила Джорджи. Она отвела свою тётю подальше от собравшихся, чтобы со-хранить их разговор в секрете.
— Всё так запутано, но я постараюсь объяснить, — начала тётя Элизабет. – Вы, наверное, видели, есть старая дорога, которая ведёт из центра к окраинам Фэйпорта. Она очень узкая и извилистая – самая настоящая проселочная дорога. За последние годы на ней произошло несколько аварий, — продолжала она. – Обычно они случаются по ночам. Если люди не знакомы с нашей дорогой, а едут слишком быстро, они могут не вписаться в поворот и в конечном итоге оказываются в кювете или врезаются в дерево. Но в про-шлом году там произошёл ужасный случай. Машина сбила велосипедиста – мальчика звали Томми Коннор. Он был убит.
У Нэнси и Джорджи перехватило дыхание.
— Но какое это имеет отношении к мышам? – спросила Нэнси.
— Я как раз перехожу к этому, — ответила тётя Элизабет. – Некоторые считают, что для безопасности водителей и велосипедистов дорогу необходимо расширить. Они подали петицию городским властям, чтобы те начали работы. Я, конечно же, за то, чтобы спасти людские жизни, — продолжала тётя Элизабет, — но есть одна проблема, там живёт вымирающий вид летучих мышей. Они обитают в роще деревьев прямо за одним из самых опасных поворотов. Если мы расширим дорогу и срубим деревья, мы уничтожим их ме-сто обитания, и они погибнут.
Нэнси кивнула.
— Кажется, я понимаю, к чему Вы ведёте.
— Сторонники расширения дороги подали петицию и в Службу охраны рыбных ресурсов и диких жи-вотных США, чтобы им разрешили срубить деревья, — продолжила тётя Элизабет. – А я собрала группу людей, которые хотят защитить летучих мышей. Нам необходимо собрать доказательства того, что уничтожение деревьев приведёт к гибели летучих мышей. Если мы сможем это доказать, федеральное прави-тельство запретит расширять дорогу.
— Я читала о таком в газете, — сказала Нэнси. – Иногда споры становятся такими запутанными и сложными, что их передают на рассмотрение в Верховный Суд Соединенных Штатов.
Тётя Элизабет вздохнула.
— Мы надеемся, что до этого не дойдёт. Но у нас почти совсем нет времени. Мы должны выступить с нашим особым мнением в течение двух дней, а я не вполне уверена, что у нас достаточно аргументов, чтобы его признали убедительным. Всё об этом деле вы сможете узнать на митинге, который будет сего-дня вечером, — заключила она.
— Митинг? – воскликнула Джорджи. – Я слышала о нём, — сказала она, поворачиваясь к Нэнси. – Ве-чером может быть довольно жарко.
— Вы знаете, каково настроение большинства жителей Фэйпорта? – обратилась Нэнси к тёте Элизабет.
— Мнения разделились почти поровну, — признала тётя Элизабет. – Летучие мыши не самые милые и привлекательные животные, поэтому большинство людей не готовы за них сражаться. А некоторые так и вообще их боятся. Они не понимают той важной роли, которую они играют в природе.
— Я никогда не боялась летучих мышей, — сказала Нэнси. – Но я бы тоже не сказала, что они относятся к моим любимчикам.
— Что ж, теперь вы всё знаете, — тётя Элизабет понимающе кивнула. – Я надеюсь, у вас будет шанс познакомиться с ними поближе, — сказала она, — потому что я собираюсь стать Бэтвумен из Фэйпорта.
Она искренне рассмеялась.
Джорджи поддела Нэнси локтём.
— Вот это да! – прошептала она так, чтобы тётушка не слышала. – Тётя Лиз снова взялась за своё.
— Но хватит об этом, — сказала тётя Элизабет. – Я вижу вон там мороженое и, поскольку всё это уст-роили в мою честь, я хочу его попробовать, пока его не разобрали.
Нэнси и Джорджи последовали за тётей Элизабет, которая решительно пролагала путь через толпу. Они были уверены, что, как только они найдут мороженое, они найдут и Бесс.
Они уже почти дошли до мороженщика, когда перед тётей Элизабет возникла девочка—подросток.
— О, Сара! – воскликнула тётя Элизабет. – Как приятно тебя видеть. Твоя мама тоже здесь?
Девочка сердито посмотрела на тётю Элизабет.
— Да, она здесь, — ответила она низким голосом. – Но не пытайтесь остановить меня, я всё равно скажу Вам то, что собиралась.
Глаза тёти Элизабет расширились от удивления.
— Что—то не так, дорогая?
Лицо Сары покраснело от злости.
— Вы знаете, что не так.
Тётя Элизабет выглядела растерянной.
— Кажется, я не вполне понимаю, о чём ты, — ответила она. – Не хочешь ли сказать мне?
— Это Вы! – выкрикнула Сара. – Вы и эти дурацкие летучие мыши!
Тётя Элизабет отступила назад. Нэнси могла поклясться, что тётя Джорджи была сбита с толку малень-кой разъяренной женщиной, стоящей перед ней.
— Вы знаете, что брат погиб на старой фэйпортской дороге, — зло сказала Сара, её кулаки сжались. – Вы хотите, чтобы и другие так же погибли?
Тётя Элизабет протянула руки, чтобы обнять Сару за плечи и успокоить её, но Сара безжалостно от-толкнула их.
— Вы одна из лучших подруг моей матери. Вы помогали ей справиться с её горем, когда погиб Томми, — говорила Сара, её голос срывался. – А теперь Вы нас предали! – Она начитала отчаянно всхлипывать. – Неужели его смерть ничего для Вас не значит?
— Конечно… — начала тётя Элизабет, но Сара перебила её.
— Вы больше заботитесь о животных, чем о людях, — зло крикнула Сара. – И я заставлю Вас за это поплатиться!
to be continued