Вы здесь

Крэйг Райс Когда портреты подмигивают

Главные вкладки

Аватар пользователя Wsewolod

Аннотация
Вот это да! Рядом с домом, где живут Дина, Эйприл и их неугомонный братишка Арчи, звучат выстрелы — совершено ужасное преступление. Конечно, полиция взялась за это дело засучив рукава и уже вышла на след главного подозреваемого, но... «Но тот, против кого все улики, очень часто оказывается невиновен!» — думают ребята и решают на свой страх и риск заняться собственным расследованием. Неразлучная троица начинает поиски да так и застывает от изумления. В гулкой тишине соседнего особняка на таинственной старинной картине...
Алфавит тайного языка «мум-мум»
а — а к — кук х — хук
б —буб л — лул ц — цуц
в — вув м — мум ч —чуч
г — гуг н — нун ш — шуш
д — дуд о — о щ — щущ
е — е п — пуп ъ — ъ
ё — ё р — рур ы — ы
ж — жуж с — сус ь — ь
з — зуз т — тут э — э
и — и у — у ю — ю
й — й ф — фуф я — я
Глава I ДВА ВЫСТРЕЛА
Не городи чепухи, — сказал Арчи Кэрстейрс. — Не могла мамуся потерять двадцатифунтового индюка.
— Не могла? — насмешливо спросила Дина, его старшая сестра. — Потеряла же она когда-то рояль! Арчи недоверчиво хмыкнул.
Конечно, потеряла! — вмешалась в разговор Эйприл. — Мы тогда переезжали с Истгейт авеню. Мамуся забыла дать новый адрес тем, кто должен был забрать рояль. Но, когда те приехали, нас уже не было, и они возили рояль по всему городу. Они считали, что мамуся позвонит в транспортное агентство. Но мамуся потеряла карточку с названи¬ем агентства, его адресом и телефоном, и ей пришлось обзванивать подряд все транспортные агентства, которые нашла в телефонном справочнике, пока не попала, куда нужно.
Наступило молчание.
Мамуся совсем не рассеянная, — проронила наконец Дина слегка обеспокоенным тоном. — Просто у нее очень много забот.
Троица младших Кэрстейрсов сидела на балюстраде пе¬реднего крыльца, подставив послеполуденному солнцу свои голые загорелые ноги. Со второго этажа большого старого дома доносилось приглушенное стрекотание пишущей машинки, работающей с неимоверной быстротой. Мариан Кэрстейрс — она же Кларк Камерон, или Эндрю Торп, или Дж. Дж. Лейн — заканчивала очередную детективную по¬весть. Завершив ее, она позволит себе отдохнуть денек, сходит к парикмахеру и купит детям подарки. С легкомысленной расточительностью поведет их пообедать в ресторан И возьмет билеты на самый интересный спектакль в городе. А на следующий день снова примется за очередную сенсационную повесть.
Это был привычный для нее образ жизни, хорошо знако¬мый ее детям. Дина утверждала, что такой порядок сложился уже в те далекие времена, когда Арчи находился еще в пеленках.
Теплое послеполуденное солнце пригревало и нагоняло сонливость. Перед домом простиралась подернутая слабой дымкой лесистая долина. Там и тут из деревьев выглядывали крыши немногочисленных домов. В свое время Мариан Кэрстейрс выбрала именно этот дом, расположенный в тихом и уединенном месте. Поблизости находилась лишь построенная в псевдоитальянском стиле розовая вилла, собственность супругов Сэнфорд, отделенная от дома Кэрстейрсов небольшим участком земли, купой деревьев и высокой живой изгородью.
— Арчи, — обратилась к брату разомлевшая на солнышке Эйприл, — загляни в коробку для сахара.
Арчи пылко запротестовал. Да, Эйприл двенадцать лет, а ему только десять, но это вовсе не значит, что он обязан быть у нее на побегушках. Если ей так нужно, пусть сама заглянет в коробку для сахара.
Арчи, — решительно произнесла Дина, бросая на чашу весов авторитет своих четырнадцати лет. — Одна нога здесь, другая там!
Арчи протестующе заворчал, но послушался. Для своих лет он был невелик ростом, имел непослушную темно-русую шевелюру, а в выражении его лица удивительным образом сочетались невинность и одновременно нахальство. Через пять минут после купания он всегда успевал где-то измазаться. А сейчас у него к тому же развязались шнурки на кроссовках, а на колене джинсов появилась небольшая дырка.
Дина встречала уже пятнадцатую весну и всем своим видом вполне оправдывала придуманное Эйприл шутливое прозвище «пригожая девица». Это была высокая и стройная девушка, пышноволосая, с большими карими глазами на красивом личике, на котором улыбка сменялась временами строгим выражением, подобающим старшей сестре. Она с шиком носила ярко-красную юбочку, клетчатую блузку, длинные зеленые носки и запыленные коричневые туфли.
Невысокая Эйприл вводила в заблуждение своей видимой хрупкостью. У нее были гладкие светлые волосы и серо-голубые глаза, такие же большие, как и у Дины. Все говорило о том, что из нее вырастет красивая, но очень ленивая девушка. Это знала и сама Эйприл. На ней были юбка и блузка безукоризненной белизны, на ногах — красные, завязанные у щиколоток сандалии, в волосах пламенел пурпурный цветок пеларгонии.
Звук, напоминающий топот скачущего галопом жеребенка, издалека известил сестер о возвращении Арчи. Выбежав с громким возгласом из дверей дома, он в одно мгновение снова оказался на балюстраде.
Положил индюка в холодильник! — прокричал он. — Откуда ты знала, что он в коробке для сахара?
Дедуктивный метод, — пояснила Эйприл. — Когда мамуся сегодня утром положила в кладовку доставленные продукты, пакет с сахаром я нашла в холодильнике.
Вот что значит иметь голову на плечах! — восхитилась Дина и печально вздохнула. — Ах, если бы мамусе снова кто-нибудь понравился! Нам бы в доме очень пригодился мужчина.
Бедная мамочка! — пригорюнилась Эйприл. — У нее совсем нет личной жизни. Одна-одинешенька на белом свете.
У мамуси есть мы, — заметил Арчи.
Это совсем не то, — сказала Эйприл, мечтательно глядя вдаль. — Если бы мамусе удалось разгадать тайну настоящего убийства! Это послужило бы превосходной рекламой, и ей не пришлось бы писать столько книжек.
Я хочу, чтоб мамуся сделала дубль, — решительно заявил Арчи, - лягнув пятками каменную балюстраду.
Как говорила позже Эйприл, провидение, видимо, слышало их беседу, ибо именно в этот момент со стороны виллы Сэнфордов раздались выстрелы — два выстрела, один за другим.
Ты слышала? — почти не дыша прошептала Эйприл, ухватив сестру за плечо.
Наверно, мистер Сэнфорд стреляет ворон, — неуверенно предположила Дина.
Мистера Сэнфорда еще нет дома, — уточнил Арчи.
На дороге мелькнул автомобиль, почти скрытый за кустами. Арчи соскользнул с балюстрады, намереваясь ринуться в сторону соседней виллы, но Дина придержала его за воротник, не дав как следует разбежаться. Промелькнул и второй автомобиль. Потом наступила тишина, нарушаемая лишь доносящимся сверху стрекотанием пишущей машинки.
Это было убийство! — выговорила Эйприл. — Позовите мамусю.
Дети переглянулись. Сверху по-прежнему доносился стук пишущей машинки, работающей в сумасшедшем темпе.
Позови ее сама, — отозвалась Дина. — Это твоя гениальная мысль.
Эйприл отрицательно покачала головой:
Сходи ты, Арчи.
Даже и не подумаю, — категорически отказался Арчи.
В конце концов все трое тихо, как мышки, поднялись по лестнице на второй этаж. Дина приоткрыла дверь, и три головы через образовавшуюся щель просунулись в комнату матери.
Склонившаяся над пишущей машинкой Мариан Кэрстейрс, перевоплотившаяся сейчас в Дж. Дж. Лейна, даже не подняла головы. Ее фигуру почти заслонял собой старый, ветхий письменный стол, на котором громоздились стопа чистой бумаги, машинописные листы, словари и пустые сигаретные пачки. Сбросив туфли, Мариан обхватила босыми ногами ножки столика, который, словно танцуя, подрагивал в такт пишущей машинке. Ее темные волосы были кое-как сколоты на макушке, на носу чернело большое пятно. Густой сигаретный дым наполнял комнату.
Ничего не выйдет, даже если действительно произошло убийство, — шепнула Дина и беззвучно прикрыла дверь. Все трое осторожно, на цыпочках сошли вниз.
Не беда, это нам не помешает. — Эйприл не теряла уверенности в своих силах. — Мы сами проведем предвари¬тельное расследование. Я прочитала все мамины книжки и знаю, что нужно делать.
Надо вызвать полицию, — предложила Дина.
Только после тщательного расследования, — решительно воспротивилась Эйприл. — Так всегда поступает Дон Дрекслер в повестях Дж. Дж. Лейна. Может быть, найдем какие-нибудь важные вещественные доказательства, но отдадим их только маме.
Помни, Арчи, веди себя тихо и прилично, — добавила Эйприл, когда они уже шли втроем по травяному газону.
А я не хочу! — заорал благим матом Арчи.
В таком случае останешься дома, — пригрозила Дина, и Арчи мгновенно успокоился.
У границы владений Сэнфордов они остановились. За ровно подстриженными кустами живой изгороди тянулась увитая виноградной лозой аллейка, дальше распростерся великолепно ухоженный травяной газон, окаймленный грядками маргариток. По мнению Эйприл, садовая мебель у дома своими яркими красками чуть-чуть контрастировала с розовыми стенами виллы.
Но если убийства не было, миссис Сэнфорд закатит нам настоящий скандал, — опасливо заметила Дина. — Помните, как однажды она выгнала нас со своего газона?
Мы же слышали выстрелы. А ты, никак, хочешь на попятную? — Эйприл двинулась по аллейке, возглавляя шествие, но тут же в раздумье остановилась. — Проехали два автомобиля, — отметила она. — Оба свернули на шоссе после выстрелов. Кто-то, может быть, уже знает об убийстве и преследует автомобиль преступника. — Взглянув на брата, Эйприл добавила: — Убийца может вернуться. Посчитав, что мы слишком много знаем, он всех нас поубивает.
Арчи тихонько пискнул, изображая испуг, правда, не очень убедительно. Дина же нахмурилась:
Не думаю, чтобы убийца поступил так на самом деле.
Мамуся всегда говорит, что ты все воспринимаешь чересчур дословно, — упрекнула сестру Эйприл.
По газону они добрались до въездной дороги, на асфальтовом покрытии которой виднелись следы автомобильных шин.
Это следовало бы сфотографировать. Жаль, что нет фотоаппарата, — посетовала Эйприл.
В саду никого не было. Из розовой виллы не доносилось ни звука, никто в ней не подавал признаков жизни. Они недолго постояли под застекленной верандой, обдумывая дальнейшие шаги. Внезапно все трое нырнули за угол, ибо с шоссе к дому свернул длинный серый кабриолет . Из него вышла, направляясь к дому, молодая, смуглая, очень красивая женщина. На ней было цветастое платье, а на голове большая соломенная шляпа. Из-под шляпы свободно спада¬ли на плечи локоны пышных медно-золотистых волос.
Смотрите! — У Эйприл захватило дух от восхищения. — Это Полли Уолкер! Артистка! Ну и шикарная бабенка!
На полдороге к дому Полли нерешительно замедлила шаг, но затем уверенно прошла к главному входу и у дверей позвонила. Подождав напрасно пару минут, в течение кото¬рых еще дважды нажимала кнопку звонка, она наконец толкнула дверь и вошла в дом.
Сквозь оконное стекло веранды три юных наблюдателя плохо видели происходившее в просторной гостиной. Вступив в гостиную через дверь в глубине комнаты, Полли вдруг остановилась на пороге, словно вкопанная, и громко вскрикнула.
Ну что, говорила я вам? — шепнула Эйприл.
Сделав пару шагов по комнате, молодая женщина нагнулась, на мгновение скрывшись из виду, а выпрямившись, подошла к телефону и сняла трубку.
Вызывает полицию, — прошептала Дина.
Ничего страшного, — так же шепотом ответила Эйп¬рил. — Полицейские выяснят все обстоятельства, но только мамуся сделает из них правильные выводы. Так всегда работает Билл Смит в книжках Кларка Камерона.
А у Супермена другой метод, — напомнил Арчи пронзительным дискантом. — Супермен...
Т-с-с-с... Тише! — зло прошипела Дина, зажимая ему рот рукой. — В книжках Дж. Дж. Лейна частный детектив нарочно запутывает следы, чтобы перехитрить полицию.
Мамуся сделает то же самое, а если не мамуся, то мы, — пророчески объявила Эйприл.
Тем временем Полли Уолкер положила трубку, взглянула еще раз на пол и, задрожав, выбежала из гостиной. Минутой позже она выскочила из дома белая как мел и явно вне себя. Подойдя к автомобилю, Полли сорвала с головы соломенную шляпу, швырнула ее на сиденье, а сама уселась на подножку и, опершись на колени локтями, несколько раз провела ладонями по лицу и волосам. Потом выпрямилась, тряхнула головой, вынула из сумочки сигарету, прикурила, затянулась пару раз, растоптала окурок и, вновь согнувшись, закрыла лицо руками.
Громкое «ох!» непроизвольно сорвалось с губ Дины, как это случалось, когда Арчи падал, обдирая себе локти или колени, либо когда Эйприл проваливалась на экзамене по математике, либо, наконец, когда мать с утренней почтой вместо ожидаемого чека получала письмо с просьбой о возврате корректуры. Действуя почти машинально, девочка подбежала к расстроенной молодой женщине и, присев рядом на подножку автомобиля, обняла ее за плечи. Сочувствие Арчи проявилось совсем иначе, его большие серо-голубые глаза наполнились слезами, а дрожащие губы прошептали:
— Пожалуйста, не плачьте, не надо! Молодая артистка подняла бледное лицо:
Он убил ее... убил... Лежит мертвая. Боже мой, зачем он это сделал! Это было совсем не нужно. Он не должен был... А он убил ее, убил...
Раз за разом она почти беззвучно повторяла эти слова, словно испорченная граммофонная пластинка.
Вам лучше не говорить так много, — жестко посовето¬вала Эйприл. — Если бы все это слышала полиция! Держите язык за зубами, и все!
Откуда вы? — пробормотала Полли, нервно помарги¬вая и беспокойно оглядываясь вокруг. — И кто вы такие?
— Друзья! — торжественно провозгласила Дина. Полли Уолкер едва заметно улыбнулась одними уголками губ.
Немедленно идите домой. Тут случилось что-то ужасное.
Известно что, — возразил ей Арчи, — убийство. Поэтому мы и пришли сюда. Потому что мы... — Он вдруг громко вскрикнул и замолчал, получив от Эйприл сильный удар ногой в щиколотку.
Кого здесь убили? — поинтересовалась Дина.
Флору Сэнфорд, — почти неслышно произнесла Полли и, закрыв глаза ладонью левой руки, снова зарыдала. — Ох, Уолли, Уолли, глупый, сумасшедший! Как ты только мог?
Боже мой! — взорвалась Эйприл. — Вам вот-вот придется отвечать на вопросы полицейских, сейчас не время для таких слов «как ты мог» и так далее. Во-первых, это скучно, а во-вторых, он этого вообще не делал.
Полли Уолкер подняла глаза на Эйприл, внимательно пригляделась к ней и проговорила только:
О-о-о!
Издали донеслось завывание сирены, звук которой, приближаясь, усиливался с каждой секундой. Артистка выпрямилась, отбросив рукой случайно упавшую на лицо прядь волос.
Вам нужно еще припудрить нос, — строго напомнила ей Дина и, глядя прямо в лицо сестре, осведомилась: — Кто это «он»?
Не имею представления, — отрезала Эйприл, пожи¬мая плечами.
Первый полицейский автомобиль с замирающим звуком сирены уже сворачивал на въездную аллею. Полли Уолкер встала и едва слышно сказала:
Бегите домой. Тут сейчас начнутся печальные дела.
Не для нас, — парировала Эйприл.
Из полицейской машины, остановившейся возле серого кабриолета, выскочили четверо мужчин в штатских костюмах. Двое из них, устремив взгляды на виллу, явно ожидали приказаний. Двое других, обойдя свою машину, подошли к Полли Уолкер. Один из них, человек среднего роста, худощавый, с пышными гладко зачесанными седыми волосами, загорелый и голубоглазый, выглядел начальником. У второ¬го, здоровенного толстяка, было полное красное лицо, жирные черные волосы и неизменно скептический взгляд.
Где труп? — спросил толстяк.
Вздрогнув, Полли показала пальцем на дом. Толстяк кивнул ожидавшим перед домом полицейским и направился к дверям. Седой начальник тем временем обратился к Полли:
Как вас зовут?
Полли Уолкер. Это я вам позвонила. Я нашла ее... — Голос Полли звучал уже спокойно и уверенно, но кожа во¬круг губ заметно побледнела.
Офицер полиции записал ответ и огляделся:
Это ее дети?
Мы живем здесь рядом, — с достоинством сообщила Дина.
Из дома выбежал краснолицый толстяк и доложил:
Женщина. Действительно мертва. Ее застрелили.
Миссис Сэнфорд пригласила меня на чай, — пояснила Полли. — Я подъехала к дому и позвонила у дверей. Никто мне не открыл, и я в конце концов вошла сама... и увидела ее... Я сразу же сообщила в полицию.
Служанка, видимо, вышла, господин лейтенант, — продолжал толстяк. — В доме никого нет, может быть, здесь побывал какой-нибудь бандит.
Возможно, — не слишком уверенно согласился лейтенант. — Сообщите дежурному полицейскому врачу, а затем постарайтесь найти мужа убитой.
Слушаюсь! — сержант повернулся и возвратился на виллу.
А теперь поговорим. — Лейтенант внимательно погля¬дел на Полли, предложил ей сигарету, чиркнул зажигал¬кой. — Понимаю, что вы пережили сильное потрясение. Мне жаль, что я должен сейчас мучить вас вопросами. Но... — Тут лицо его осветилось приветливой обезоруживающей улыбкой. — Может быть, сначала я представлюсь: лейтенант Смит из отдела по расследованию убийств...
Ох! — Громкий возглас, сорвавшийся с губ Дины, прервал лейтенанта на половине фразы. — А ваше имя?
Меня зовут Билл, — взглянул на нее лейтенант с видимым нетерпением, но не успел он снова повернуться к Полли, как Дина вскрикнула еще громче.
В чем дело? — полюбопытствовал лейтенант.
Такое странное совпадение...
Странно, что меня зовут Билл? Это имя носят миллионы людей.
Это правда. Но Билл Смит!
Наверное, миллион людей имеют имя Билл, а фамилию Смит. Что в этом удивительного?
Дина не могла спокойно стоять от охватившего ее возбуждения.
Вы детектив, сэр, а наша мама как раз под таким именем... — Она замолчала. — Впрочем, это не имеет значения.
Деточка, я здесь на службе, — нахмурился лейте¬нант. — У меня нет времени на пустые разговоры. Прошу оставить меня в покое. Дети, идите домой.
Извините, сэр, я совсем не хотела вам помешать. Вы женаты?
Нет! — гаркнул лейтенант. Он еще пару раз раскрыл рот, словно желая что-то сказать, но так ничего и не произнес. — Деточка, — продолжил он наконец, — прошу уйти домой. Марш! Марш! Убирайтесь отсюда.
Но троица Кэрстейрсов даже не шевельнулась.
Свенсон уже вызвал врача, — доложил объявившийся вновь сержант О'Хара. — Мистер Сэнфорд еще раньше ушел из конторы, скоро должен появиться здесь. — Он перевел взгляд на детей. — Не беспокойтесь, господин лейтенант, я с ними справлюсь. Недаром сам девятерых вырастил.
Подойдя к детям, он с грозным видом прорычал:
Ну, что вам здесь надо?!
Прошу не кричать на нас, — невозмутимо отпарировала Эйприл, выпрямившись во весь рост, составлявший целых пять футов и один дюйм, и отвечая толстяку смелым взглядом. — Мы пришли сюда потому, что услышали выстрелы.
Лейтенант и сержант молча переглянулись.
Ты уверена, что это были выстрелы, а не автомобильные выхлопы? — мягко, почти ласково спросил лейтенант.
Эйприл в ответ лишь пренебрежительно фыркнула.
Не думаю, — подхватил сержант нарочито небрежным тоном, — чтобы ты могла определить, в котором часу вы слышали выстрелы.
Конечно же могу. Я как раз вошла в дом, чтобы посмотреть на часы — не пора ли ставить картошку. И тогда мы услышали выстрелы. Кого-то убили! Убили!!! — Голос Эйприл внезапно поднялся до крика, и, зарыдав, она бессильно опустилась на траву.
Дина опустилась на колени рядом с ней, взывая: «Эйприл! Эйприл!»
Быстрее доктора! — крикнула Полли Уолкер, вскочив с автомобильной подножки.
Что случилось с девочкой? — встревожился побледневший лейтенант.
Дина почувствовала, как Эйприл, не прекращая рыданий, сильно ее ущипнула. Медленно переводя взгляд кверху, она объяснила:
Это нервное потрясение, моя сестра очень слаба.
Доктора! — повторила Полли Уолкер. — Бедная малышка...
Склонившаяся над сестрой Дина услышала от нее лишь единственное слово «Домой!», которое та прошептала тоном приказа. Дина снова взглянула на лейтенанта:
Отведу ее домой. Боюсь, начнется приступ...
Когда у Эйприл начинается приступ, — немедленно добавил Арчи, — она швыряет в людей все, что ей подвернется под руку.
Может быть, я ее донесу? — предложил Билл Смит.
Не надо. Она сможет дойти сама, — быстро отреагиро¬вала Дина, заметив предостерегающий взгляд Эйприл. — Это ей даже пойдет на пользу.
Дина помогла подняться сестре, которая все еще громко всхлипывала.
Мы сами отведем ее домой. Мамуся знает, что нужно сделать.
Мамуся! — с подвыванием заголосила Эйприл. — Хочу к маме! „
Очень хорошо. Отведите ее, пожалуйста, домой к маме. — Лейтенант отер с лица крупные капли пота. Потом он словно что-то припомнил: — Зайду к вам позже. Я хотел бы с вами поговорить.
Всхлипывания бедняжки Эйприл уже затихали вдали, когда лейтенант сочувственно промолвил:
Бедная малышка.
Сержант О'Хара холодно взглянул на него.
Я сам вырастил девятерых, — еще раз провозгласил он, — и хорошо знаю детей. Но такой бесстыдной симуляции в жизни не видывал, разве только в зале суда.
Когда семейка оказалась за пределами видимости и слышимости оставшихся у виллы Сэнфордов, Эйприл остановилась и перевела дух.
Напомните мне, чтобы я отказалась от всего плохого, что говорила о преподавательнице театрального искусства.
Прежде всего напоминаю тебе, — сердито возразила Дина, — чтобы ты объяснила нам, зачем разыграла всю эту комедию.
Арчи удивленно вытаращил глаза.
Оставь свои поучения, — запротестовала Эйприл. — Мы ведь самые важные свидетели, так как можем точно определить время преступления. Но сейчас мы не хотим устанавливать точное время. Может быть, понадобится обеспечить кому-нибудь алиби.
О-о-о! — протянула ошеломленная Дина. — Но кому?
Еще не знаю. Именно поэтому мы должны пока тянуть время.
Объясните мне! Объясните, объясните! — заорал Арчи, нетерпеливо подпрыгивая. — Не понимаю, о чем вы говорите!
Поймешь, когда станешь старше, — ответила Эйприл.
У дверей дома все трое немного задержались, раздумывая, что делать дальше. Со второго этажа доносилось непрерывное стрекотание пишущей машинки.
— Как-то все это уладится, — заключила Эйприл. В карих глазах Дины отразилось раздумье.
Я сама приготовлю сегодня обед, — прошептала она. — Мамусе не придется прерывать работу. Запеку кусочек свинины, сделаю имбирный соус, картофельное пюре, бататы в сахаре; приготовлю чудесный салат с острым сыром и горячие кукурузные оладьи.
Ты не умеешь.готовить оладьи, — заметил Арчи.
У меня есть поваренная книга, и я умею читать. Сделаю еще сливочный крем. Мамуся очень любит крем. — Дина задумчиво кивнула. — Идемте лучше со мной на кухню, там сможем свободно поговорить. Нужно составить план действий. Речь идет об очень важных вещах.

Комментарии

Такой хороший детектив получился у автора, а в том, что его интересно читать на русском языке заслуга уже не только автора, но и переводчика, хотя я считаю, что литературу нужно читать на языке оригинала по возможности.