Вы здесь

Дети руин.

Главные вкладки

Аватар пользователя Gepard

Глава 1

- Пап, а этот рабочий?
- Нет, Гош, тоже дезактивированный.
- А этот?
- Сынок, нет тут рабочих. Это же цех утилизации! Здесь их разбирают, сливают жидкости, удаляют небезопасные детали…
- То есть… опасные?!
В голосе мальчика послышался восторг. Отец впервые взял его к себе на работу, на роботоремонтный завод. И здесь было просто ужасно интересно!
- Ну да, опасные. Реакторы, батареи, ор… инструменты всякие.
Гоша оттянул крышку на бедре лежащего на верстаке робота и заглянул в отсек. То, что там находилось, совсем не напоминало инструмент.
- Папа, а это не оружие случайно?
Осип Лазо, работавший охранником на этом заводе, в роботах разбирался не очень хорошо, но в оружии толк знал. Когда сын напросился с ним на эту воскресную смену, он даже и не предполагал, что тот настолько заинтересуется всем этим хламом!
- Оружие, оружие, – ответил он сыну, – не лезь ты куда не следует, Гошка! Смотреть – смотри. А руки не суй! А то мне наша мама разгон устроит, если ты поранишься.
Мальчик послушно убрал руки от робота и поспешил за отцом: оно, конечно, тут интересно, но и жутко одновременно! Как будто мертвецы лежат. Другое дело, когда машины не похожи на людей, но вот висит полуразобранный робот на крюке – жуть! Будто человек безрукий! Гоша догнал отца и посмотрел ему в лицо.
- Пап, а есть не такие старые? Эти все переломанные какие-то, неинтересные.
- Есть. Они в ремонтном цехе. – Осип вытянул руку и показал на дверь в соседний корпус. – Во-он там! Сейчас я закончу осмотр этого цеха, и пойдём туда.
Они почти закончили обход, Лазо-старший уже убедился в отсутствии посторонних и каких бы то ни было нештатных ситуаций, вроде возгораний или разлива жидкостей, когда Гошка вдруг встал, как вкопанный.
- Пап! Смотри! – Он вытянул руку в проём между стеллажей с узлами разобранных машин. – Там светится что-то!
Осип включил фонарь и посветил в то место, где Гоша увидел что-то. Луч осветил робота, полулежащего на полу.
- Та-ак… Вообще-то ему тут делать нечего, его место или в очереди на или ремонт, или на разборку. Ремонт в этом цехе не делают!
- Папа, у него там что-то светилось внутри.
Осип потрепал сыну волосы на макушке и, посмотрев на него сверху вниз, успокоил:
- Гоша, на выходные выключают всё. Даже если это и рабочий робот, что вряд ли, то светиться в нём ничего само не может! Наверное, отражение было от чего-то блестящего.
- А он не мог в пятницу уйти сюда и спрятаться, невыключенный?
Отец глубоко вздохнул, опять улыбнулся и нажал сыну на нос пальцем.
- Не сочиняй. В этом цехе с них снимают батареи самым первым делом. Даже если у этого не снят реактор, без батарей он не может не то что ходить и прятаться, но и даже просто напугать тебя лучиком света!
- Давай посмотрим?
Осип снова посветил на лежащего робота и молча хлопнул сына ладонью меж лопаток.
- Идём! Мне всё равно нужно убедиться, что там нет чего-нибудь этакого. И снимок сделать, чтоб завтра его нашли и разобрались.
Они приблизились к человекоподобной машине, казавшейся в полутьме спящим человеком, отец присел на корточки и показал мальчику рукой, чтоб он не подходил ближе.
- Пап, точно не светится там?
- Точно, Гош. Просто не пойму – кто и зачем его сюда приволок?
Осип сделал снимок портативной камерой и, пошарив лучом фонаря туда-сюда, убедился в отсутствии луж или чего-либо подобного.
- Пап, а он какой-то странный, этот робот. Маленький и совсем не похож на других.
- Импортный, похоже. Я слыхал про таких, слесаря рассказывали. Наши вон тоже на людей похожи, но весят чуть не по три центнера, а этот явно штучный, не конвейерной сборки.
Гоша тяжело вздохнул.
- Жалко, что разберут! Эх, домой бы такого… У Ваньки вон Талова есть же!
Лазо-старший поднялся на ноги, взял сына за руку и повёл из этого закутка в цех, на свет.
- Гош, Талов – главный инженер! Он может себе позволить такие игрушки Ване дарить.
- Я знаю. А как было бы здорово – Ваньке нос утереть! А то он такой важный, будто сам того робота сделал.
Они вышли в центральный проход и свернули к грузовым воротам. Осип закончил осмотр цеха утилизации и повёл сына в ремонтный, где можно было посмотреть не ржавый хлам, а вполне себе приличную технику.

Глава 2
Осип Лазо, сдав смену в понедельник утром, не спешил идти домой. Гошка, сын, вчера ушёл; ночь Осип провёл на дежурстве в одиночестве; сейчас, после смены, он сидел и дожидался Илью – мастера цеха утилизации. Слесаря подходили, пожимали руку, интересовались делами… Вот и Илья!
- Привет, Осип! Чего домой не идёшь?
- Слушай, Илюх… дело тут есть.
- Какое? – мастер недоумённо посмотрел на охранника: обычно те даже и не разговаривали, так только – «привет-привет, пока-пока».
Осип оглянулся, убедился, что никто не обращает на них внимания, взял мастера повыше локтя за руку и потянул к стеллажам.
- Айда.
Илья испуганно покрутил головой, но пошёл – не хотелось показывать, что немного напуган. Да и чем мог быть ему опасен охранник?! Лазо подвёл мастера к нужному проходу и посветил фонарём.
- Опа! Это что за новости?!
- Ты это, – Осип оглянулся и сжал руку Илье, – не шуми. Не знаю, как он тут оказался, но думаю – кто-то его припрятал. Ты проверь – есть он в журнале по твоему цеху или нет.
Илья дошёл до робота, внимательно осмотрел его и вернулся.
- Ты о нём сменщику сказал?
- Нет ещё.
- Почему? Это ж кража готовится!
- Илья, если что – дай я его утащу домой, а? Гошка, сын, просит давно. Пусть хоть нерабочий у него будет, а? Это ж импортный, с него только лом же, да и того мало, металла почти нет! Какая разница, кто его сопрёт?
Мастер внимательно посмотрел на охранника и неуверенно кивнул.
- Идём. Если он не учтён – забирай к чертям. Только проверить надо: чтоб ничего не было там… Реактор, батареи, оружие.
Лазо кивнул и улыбнулся. Они дошли до каморки мастеров, Илья включил компьютер и принялся просматривать данные по поступлению машин на демонтаж.
- Так… БР, РР… Так, РД… Ага! Нет импортных. Погоди, сейчас РНН гляну. Нет, тут тоже нет импортных. Ладно, по ремцеху проверим! РР, РД, неизвестные... нет импортных.
Осип помялся и нерешительно переспросил:
- Илья, ты внимательно посмотри. Это РР или РД, судя по всему.
Мастер снисходительно взглянул на охранника и ответил:
- БР импортных – больше половины. А по остальным позициям – ни одного. Я сейчас туда робокар пошлю, он его вывезет целиком на полигон полимерных отходов. Оттуда – тащи как хочешь. Там дыра есть… господи, да кому я объясняю?! Давай, Оська, подгоняй туда свой пикап, я пошёл кар программить.

Глава 3
Гоша стоял с отцом в гараже и не мог поверить своим глазам: на верстаке, свесив ноги с края, лежал тот самый робот!
- Пап… а как ты?..
- Мастер разрешил забрать. Я с Димой Холодовым договорился, он после работы придёт, посмотрит.
- Папа, а он починит или как?
Осип помялся, не зная, что сказать. За то, что он стащил с завода робота, с работы выгонят сразу. А за то, что у него дома вдруг обнаружится работающий робот-разведчик или того хуже, робот-диверсант… да любой рабочий робот! Тюрьма гарантирована.
- Сынок, Дима посмотрит, чтоб внутри не было ничего опасного. Мы не можем рисковать и включать импортную машину, вдруг он начнёт у… ломать всё вокруг?!
Гоша разочарованно вздохнул. Но потом посмотрел на отца и улыбнулся: даже неработающий робот лучше, чем никакого!
Холодов пришёл с сумкой инструментов и приборами. Ветеран, инвалид с протезом ноги от левого колена, Дима работал наладчиком в лаборатории тонкой настройки. На заводе его делом была переналадка ЦП роботов для нужд производства и хозяйственных работ. На разборке руин, например, люди не работали: там иногда и неразорвавшиеся боеприпасы попадаются. Небезопасна эта работа, да и нелегко людям там – не всегда удаётся подогнать строительную технику. Вот и посылали на подобные работы подлатанных, разоружённых и перенастроенных на мирный труд роботов-солдат. И отечественных, и импортных.
- И что тут у нас? – Дима, хромая, прошёлся вдоль стола с роботом. – РД, импортный. Ося, ты б его помыл, что ли! Смотреть жутко, да и воняет же!
- Дим, так это… Он же у меня того. Как был, так и спрятал в гараж.
- Краденый? – Холодов внимательно посмотрел на товарища и усмехнулся. – А вот это уже просто замечательно! Зови своего Гошку, скинем это на пол. Он пусть и помоет, пока мы с тобой пивка попьём.
Гоша поливал робота из шланга и старательно тёр щёткой грязное, местами опалённое покрытие. Под его руками машина всё больше и больше становилась похожа на человека: робот-диверсант, если его одеть и не приглядываться, вообще почти неотличим от живого мужчины. И пока мальчик мыл, оттирал и с порошком эту копию, его отец с другом совещались.
- Ося, я сейчас его гляну, но и так могу сказать: с него даже батареи не сняты. А судя по весу – реактор не демонтирован!
- Дим, так это же что получается? Кто-то спрятал исправный РД? Зачем?! Они же опасны. Опаснее боевых и разведчиков! Кому это могло понадобиться?!
Холодов пожал плечами и отхлебнул пива.
- Мало ли… Вариантов полно, Осип! И то, что вы с Ильёй его прибрали – в любом случае правильно. Гарантия, что эта машина не попадёт в криминал или ещё чего похуже.
Лазо-старший нахмурился и огорчённо помотал головой: он уже жалел, что связался с этим роботом. Но, глядя на счастливое лицо сына, не мог себя заставить поступить как положено: вызвать милицию и рассказать обо всём. И не впутывать в эту историю ещё и Диму – ему и так досталось. И на войне, и после.
- Пап, Дим, переверните его! Я с этой стороны отмыл.
Мужчины отставили пиво, поднялись с ящиков, на которых сидели и подошли к роботу. Осип ухватился за руку, Дима – за ногу.
- Давай, на счёт три. Раз, два… три!
Тяжёлый механизм перекатился лицом вниз и Гоша принялся поливать его водой.
- Дима, а ему от воды ничего не будет?
- Нет, дружок! Он же отключен, никаких замыканий цепей, ничего такого. Я ж его сейчас разберу, а пока буду проверять процессор – всё стечёт и высохнет!
Мужчины вернулись на свои ящики и, прихлёбывая из бутылочек, принялись наблюдать за работой паренька.
- Дим, так ты что задумал?
Холодов пожал плечами.
- Ось, всё будет понятно после того, как я процессор посмотрю. Если там повреждения сигма-излучением – сделаю блок ДУ и этот диверсант будет работать с пульта или по голосовым командам. Как у Талова – тупая игрушка. Ну реактор сниму, это однозначно: оставим батареи и всё. Час поиграть можно будет, потом на зарядку. А если процессор цел…
Лоза внимательно посмотрел на друга.
- Тогда что?
Дима состроил задумчивую гримасу. Скосился на Осипа и подмигнул.
- Тогда утащу процессор на прошивку. Изменю программу, ещё там что – смотреть надо. Попробуем этого РД перековать на мирные рельсы!
- Сложно, поди? – Лазо допил пиво и сунул пустую бутылку в мусорное ведро.
- Ось, просто в робототехнике не бывает. – Дима подал свою опустевшую бутылку и откинулся на стену спиной. – Но мне уже попадались такие. РР, правда, но разница не должна быть большой.

Глава 4
Лиза шла от подруги. Сказать правду – ей не нравился этот район. Несколько домов уцелели после обстрела крылатыми ракетами, а после окончания войны, когда жители вернулись в город, тут начали расчистку улиц. Но когда несколько тракторов подорвались на минах, район решили не восстанавливать и вывозили сюда, вот уж сколько лет, мусор и обломки из многоэтажных районов. К уцелевшим домам подвели водопровод и электричество; жители, вернувшиеся сюда, сами расчистили дворы и огороды; починили крыши, окна и задули пеной дыры от осколков в стенах. Сапёры обследовали улицы, где кто-то живёт, да проверили дома – у Наташки вон, говорят, в подвале нашли неразорвавшуюся мину! Может и неправда, Лиза не знает. Они с Наташкой после войны же родились, а что там её родители рассказывали – так то могло быть и выдумкой, чтоб они по развалинам не лазали!
Внимание девочки привлёк шум. Она остановилась и прижала к груди свой ноутбук, покрутила головой – шум повторился! Лиза осторожно пошла своим путём, чутко прислушиваясь и всматриваясь в кучи обломков: про крыс и собак в этом районе она тоже слыхала и это уж точно не было выдумкой! И встретить Жорку-Бая она тоже хотела бы меньше всего. Улицу пересекла тень и Лиза сперва не обратила на это внимания: подумаешь, ворона! Но тут послышался глухой стук и шум осыпающихся камешков. Девочка снова остановилась и присмотрелась к ближайшей куче мусора. Откуда-то из-за спины промелькнул обломок деревянного бруска и шмякнулся на кучу!
- Эй! Кто кидается?! Прекратите немедленно! Вы же в людей попадёте!
Послышались шаги и из-за кучи на другой стороне улицы вышел Гошка Лазо с пультом в руках.
- Лизка? Ты к Наташке ходила, что ли?
- Гоша, а тебя здороваться учили?
- Здорово!
- Здравствуй. – Лиза сделала серьёзное лицо и строго посмотрела на школьного знакомого. – Ты чего это придумал – кидаться?
Гошка смущённо потёр нос и шмыгнул. По выражению его лица было видно, что задуматься о том, что его игра может привести к шишкам на головах прохожих, он не успел.
- Да ладно тебе! Оно ж высоко летит, не попадёт ни в кого. А я там кучу разбираю – металлолом хочу сдать.
Лиза снова прижала к себе ноутбук и опустила глаза. Если бы не строжайший запрет, она бы тоже поискала лом в кучах… Это намного интереснее, чем играть с Наташкой в «Ферму»! Да и на заводе за сданный металл давали чипы для игр, талоны на интернет и даже могли за хорошую железину предоставить бонусы на свет и воду!
- Гоша, а тебе родители разрешают кучи разбирать?
Мальчик неопределённо дёрнул плечами и неохотно ответил:
- Нет конечно. Но папа мне… он не против, если я осторожно. А мама радуется, когда я набираю боны на свет и воду. Она говорит, конечно, что накажет, если узнает, что я в руинах промышляю… А я ей говорю, что нахожу металл на пустыре.
Лиза, жившая за пустырём, в районе литых коттеджей, прекрасно знала, что там не только металла нет – там и пластик весь давно собрали!
- Гоша, а ты боны только на воду и свет используешь?
Мальчик широко улыбнулся и отрицательно мотнул головой.
- Не! У меня чипов с играми – целая коробка!
Лиза невольно загрустила. Она в тайне завидовала этому Лазо: хорошо быть мальчишкой! Можно не слушаться, говорить неправду, добывать лом в руинах…
- Гоша, а я могу с тобой?
- Нет!
- Почему? Я не скажу никому!
Мальчик покрутил в руках пульт и досадливо сморщился.
- Лиза, ты иди, а? Батареи садятся, а я хотел ещё порыться.
Девочка всмотрелась в необычный ПДУ и насторожилась. Внезапно ей пришло в голову, что Гоша не мог бы перекинуть тот брусок через эту гору мусора так, чтоб тот упал аж на другой стороне улицы! А если и перекинул, то зачем ему пульт? И как у него могут разрядиться батареи, если там фотоэлементы?
- Гоша! У тебя там какая-то машина, да? Твой папа на заводе работает, я знаю!
Лоза хмыкнул – да почти весь город работает на РРЗ! Никитины, отец и мать Лизы, тоже там трудятся: мама в конторе, а папа – оператор мостового ЭМК на свалке металлолома.
- Ладно. Только дай честное слово, что никому не расскажешь. А то отца с работы выпрут.
Они вдвоём зашли за кучу, наваленную бульдозером, расчищавшим эту улицу от завалов. Лиза широко раскрыла глаза и едва не выронила ноутбук: там стоял робот! Если бы Гоша надел на него что-нибудь кроме трусов, она бы вообще решила, что перед ней человек, настолько эта машина не была похожа на БР, которых в городе полным-полно. Но на этом роботе не было одежды и щели крышек, за которыми размещались всякие роботские внутренности, были хорошо видны.
- Вот это да-а-а! Гоша, а это что за модель? Я таких никогда не видела! А он рабочий?!
Мальчик смущённо вздохнул и принялся шевелить рычажки пульта.
- Это РД, импортный. Но он без процессора и реактора, с пульта работает. Лиза, ты присядь вон там, в сторонке, я ещё покопаю, пока батареи не сели совсем. У меня запасных нет, а заряжать долго…
Девочка отошла, поставила торчмя ведро без донышка и, положив на него ноутбук, села на этот импровизированный табурет. Гоша прижал сенсор и робот ожил, подошёл к куче и принялся, нагнувшись, вытаскивать из неё крупные куски мусора. Металлические он бросал в небольшую кучу, деревянные – в другую, побольше. «Дрова!» – догадалась Лиза. Пластик отлетал прочь, как и куски кирпича, штукатурки и прочего никому не нужного барахла.
Внезапно робот замер и медленно выпрямился – в руках он держал явно что-то небезопасное! Серый круглый корпус, похожий на большую бутылку с вытянутым, острым носом вместо донышка, с другой стороны венчала корона пластин оперения.
- Ой! Гошка! Это мина?!
- Тише ты! Не ори. Мина, да ещё какая!
Мальчик вскарабкался на горку, огляделся и, сбежав вниз, заставил робота подняться наверх. Там тот перехватил мину за хвост, хорошенько размахнулся и швырнул её изо всех сил подальше! Подвисая на каждом шагу от потери питания, робот спустился с горки и замер окончательно. И тут же раздался грохот взрыва в отдалении! Лиза втянула голову в плечи, а Гоша, потыкав в сенсоры пульта, расстроенно сплюнул.
- Вот зараза! Сдохли батареи. И как теперь его домой тащить? И металл? И дрова?!
- А у тебя тележка есть? Давай я покараулю добычу, а ты сбегай за тележкой.
Мальчик отрицательно покрутил головой.
- Лиз, ты сбегай, а? Тут к взрыву должны военные подъехать – что ты им скажешь, если что? А я выкручусь!
Дождавшись, когда девочка убежит подальше, Гоша прижал на ПДУ нужный сенсор и внутри робота ожил реактор, подающий ток на батареи. Дима Холодов не снял его, вопреки запрету использования боевых машин без демонтажа этого узла: во-первых с робота снят головной компьютер и процессор, а во-вторых – машина всё равно неучтённая. Какая разница – есть на ней реактор или нет? Накажут одинаково абсолютно. Получив питание, робот переступил с ноги на ногу. Гоша принялся шевелить рычажки на пульте и тот зашёл за соседнюю горку, немного пошумел там и вернулся с тележкой. Сгрузил в неё добытый металлолом, завалил сверху дровами и, повинуясь командам мальчика, покатил добычу между куч мусора в сторону от улицы, по которой уже подъезжала танкетка с сапёрами.
А на перевёрнутом ведре матово поблескивал забытый Лизой ноутбук…

Глава 5
Дима Холодов сидел за своим рабочим столом, на котором для виду разложил процессор отечественного БР. Перепрошивку этого узла он сделал дома, вчера вечером, а сегодня, делая вид, что работает, возился с иностранным процессором РД. Окаянная система не сдавалась ни в какую: центральный чип держал глухую оборону и не поддавался ни на какие провокации. Дима настолько увлёкся, что не замечал подошедшего к нему Талова до тех пор, пока тот не похлопал его по плечу.
- Дима, что с этим процессором? Повреждён? Оставь ты его. Возьми на складе другой, не теряй время.
- Ой! Юрьич! Напугал. Не, тут собрать только осталось, я сейчас…
Главный инженер вгляделся в монитор и с подозрением скосился на Холодова.
- Дима, а это у тебя что? Это не те параметры, насколько я знаю!
Дима сжал зубы, мучительно соображая, как выкрутиться: за то, что в рабочее время занимался посторонними делами, его по головке не погладят!
- Да я это, Юрьич, тут одну идею проверить хотел. Шоковый пробой центрального чипа. Вроде работает! Потом прошивку меняю и вот… Смотри, – Холодов быстро подключил к тестеру прошитый вчера процессор, – всё красиво!
Талов пробежался пальцами по клавиатуре, проверяя показатели.
- Ну да. Всё ровно, всё в ёлочку. Дима, я тебе принёс вот это вот. – Пётр Юрьевич положил на стол процессор от РР, импортного. – Наши светлые головы его чуть не сожгли, кое-как перепрограммировали. Но вышло плохо, машина виснет и толком не работает. Ты, как закончишь собирать БРовский, посмотри этот, может и сможешь что-то сделать? Вопросы будут – звони лбам в ЦЗЛ, они с ним работали.
- Юрьич, а на что вы его хотите применить?
- Чтобы в цехе утилизации работал. Там же при демонтаже реакторов иной раз радиация. Так чтоб людьми не рисковать…
Холодов потёр лоб пальцами и кивнул.
- Хорошо, Пётр Юрьевич, я поработаю!

Глава 6
- Докладывайте, сержант.
- Товарищ лейтенант, судя по следам на месте подрыва…
- Чижов? Э-э-э… Слава?
- Так точно, Чижов Вячеслав.
- Слава, давай проще и по теме.
- Слушаюсь. Там очень похоже на то, что мина выпала из кучи мусора и взорвалась. Я так понял, она на самом верху могла лежать, там дождь, ветер – она постепенно вылезла да и упала. Взрыв был далеко от улицы, никаких следов или чего-то ещё в том месте не нашли. Да и нечего и незачем там подрывать, товарищ лейтенант. Руины и кучи мусора, причём почти непроходимые.
- Ну что ж, хорошо, Чижов! Самопроизвольный взрыв лучше, чем теракт, согласись.
- Вот только…
- Что? – Лейтенант Неропов насторожился. – Что «только»?
Сержант Чижов открыл кейс и вынул из него ноутбук.
- Возможно, связи нет. Мы это обнаружили на другой стороне улицы, метрах в двадцати от места взрыва.
- Включали?
- Никак нет, товарищ лейтенант! Я уложил в бронекейс, согласно инструкции и доставил в часть.
- Молодец, Чижов. Благодарю за бдительность! Можете идти, сержант. Это я передам специалистам.
Час спустя к Неропову постучался другой лейтенант, Савчук, из подразделения кибербезопасности. Между собой они разговаривали без официоза – равные по званию, оба фронтовики.
- Такие дела, Вася, ноут этот ребячий. Сто процентов, что к взрыву не имеет никакого отношения.
Неропов улыбнулся и поднял ладони с растопыренными пальцами.
- Так и славно, Коль! Чей – определили?
Савчук опустился на стул и тоже улыбнулся.
- Обижаешь, Вась! Девочка. Зовут Лиза Никитина, проживает по адресу: район Новый Монолит, дом три. Родители благонадёжные. Надо вернуть. Штука хорошая, довоенная ещё. Да и расстроилась девочка скорее всего сильно!
Неропов согласно кивнул.
- Коля, своих пошлёшь или мне заняться?
Савчук отрицательно крутнул головой.
- Вась, давай сам. Нашим не стоит шляться по городу, а твои сапёры – они ж у всех на глазах.
- Согласен! Ты ноут принёс?
- Нет. Сейчас позвоню – принесут. Ребята ему батарею новую вмонтировали, старая там совсем никакая была. Вогнали от рации, вечную. И на зарядку поставили, чтобы отдавать не стыдно было.
Неропов рассмеялся и пожал руку приятелю.
- Молодцы! Давай, зови, я Чижова напрягу. Он нашёл, он и отдаст.
Первым постучался ПКБист – отдал ноутбук, откозырял и удалился. Следом пришёл сержант Чижов. Неропов протянул подчинённому находку, продиктовал адрес и имя хозяйки.
- Слава, ты там как-то помягче – девочка маленькая. Одиннадцать лет.
- Так точно. Но…
Неропов насторожился и стрельнул глазами на Савчука. Тот поднялся.
- Мне выйти?
- Подожди. Чижов, что «но»?
Сержант помялся и неуверенно произнёс:
- На месте обнаружения ноутбука были следы раскопок. И следы ног. Детские и взрослые. Судя по всему – искали металл и вывезли на тележке. Возможно следует доп… спросить Никитину об этом?
Неропов вывел на стенной монитор карту района.
- Покажи место взрыва.
Сержант подошёл и обвёл нужное место.
- Здесь, товарищ лейтенант.
- А где нашли ноутбук?
- Вот здесь. – Чижов обвёл другой участок.
Оба лейтенанта в задумчивости изучили карту, промерили расстояние.
- Сержант, ты сможешь зашвырнуть мину на двадцать метров? Даже вот с горки в четыре с половиной метра высотой?
- Никак нет. Судя по найденным осколкам, мина тип U08-t, её масса – два килограмма. Я б её и через улицу едва перекинул.
Офицеры в задумчивости переглянулись. Неропов пожал плечами и сказал:
- Совпадение. И не факт, что раскопки и взрыв совпадают по времени! Слава, отнеси девочке ноутбук и спроси – вежливо, без нажима, не знает ли она, кто раскапывал кучу. Она знает, но не скажет. Но ты спроси. И про взрыв. Но, Чижов, повторяю: без нажима! Приказ ясен?
- Так точно! Разрешите выполнять?
- Выполняйте!
- Стойте, – Савчук поспешил к выходу, – я талонов на интернет принесу!

Глава 7
Гоша едва успел закрыть ворота гаража, как из дома выкатилась на кресле-каталке его мама. Мальчик спешно провернул ключ в замке и с улыбкой пошёл к ней навстречу.
- Гоша, сынок, тут к тебе девочка приходила, Лиза Никитина. Спрашивала тележку. Я ей сказала, что ты с ней на пустырь пошёл, лом собирать. Вы не встретились?
- Нет, мам, – Гоша сделал удивлённое лицо и почесал макушку, – а зачем ей тележка, она не сказала?
- Нет. Мне показалось, что она удивилась, потом сказала «до свиданья» и быстро ушла!
Мальчик дёрнул плечами, давая понять, что ничего не понимает и спросил:
- Мама, по дому что-то помочь надо? Или на рынок сходить?
- Нет, Гош, ничего. Ты хочешь пойти её поискать?
- Ага. Можно?
- Иди. – Женщина одёрнула сыну край рубашки и слабо улыбнулась. – Ой, если будешь мимо аптеки проходить – узнай, привезли обезболивающее или нет.
Гоша молча кивнул, присел у коляски и проверил заряд батарей.
- Мама, давай я тебя в дом завезу. Батарея слабая уже, надо на зарядку поставить. Опять ты забыла, мам!
Она слабо улыбнулась и сморщила нос.
- Отвези. И не смей меня ругать: я тебе пока что мама! А про зарядку я не забыла, это наш папа всё время забывает, что обещал новую батарею принести с работы!
Гоша молча взялся за ручки и покатил кресло к пандусу, что соорудил из разных обломков отец. Мальчик знал, что таких батарей, как в этой допотопной коляске, просто нет. И папа их никогда не принесёт с работы. Новые не подходят – напряжение разное. Надо менять вместе с мотором, и блок управления тоже под замену, а где всё это найдёшь?! Гоша тихо, чтобы не слышала мама, вздохнул.
У места, где они с Лизой нашли мину, девочки не было. Гоша подумал и решил сходить к ней домой: извиниться за исчезновение и обман с тележкой. И самое главное: аптека! Он вышел на улицу и поспешил в сторону пустыря. Лекарства вряд ли привезли, но проверить нужно – вдруг случится чудо?

Глава 8
Лиза прибирала у себя в комнате и чуть не плакала: Лазо, дурак такой, надул её, как маленькую! И вдобавок ноутбук утащил! А она-то… размечталась! Как они с Гошенькой и его роботом раскопают сбитый беспилотник и за это получат столько бонов, что хватит на все игры, на воду, на свет и на интернет до конца года! Дура такая…
Горькие мысли прервал звонок в дверь. Родители? Рано! Девочка подошла к двери и, открывая, проговорила:
- Если это ты, Лазо, я из тебя… – Дальше она ничего не смогла сказать: на крыльце стоял военный с кейсом в руке.
- Здравствуй, девочка.
- Здрасьте.
Военный приложил руку к кепи и представился:
- Сержант Чижов. Лиза Никитина – это ты?
- Да, – она слегка струхнула и даже чуток отошла внутрь дома, – а что такое?
-Разреши… можно я войду? Не волнуйся, ничего не случилось!
Лиза посторонилась.
- Входите.
Военный прошёл в дом, осмотрелся и, присев на банкетке в прихожей, положил кейс на колени и открыл его.
- Это твой ноутбук?
Девочка с опаской заглянула в кейс.
- Да. А как он у вас оказался?
- Мы выезжали на взрыв, в район старого частного сектора. И там нашли его. Лиза, это так положено – обыскивать местность вокруг взрыва. Вот твой ноутбук лежал неподалёку, мы должны были проверить – не связан ли он как-то с этим.
- Проверили?
- Так точ… да. – Сержант кивнул и вынул ноут из кейса. – Можешь забрать. И ещё, за причинённые неудобства, меня просили передать тебе вот это.
Военный вынул из кармана конверт и протянул Лизе.
- Спасибо, сержант Чижов.
Он улыбнулся и закрыл кейс. Подёргал кепи за козырёк, раздумывая и сказал:
- У меня есть пара вопросов. Можно спросить?
Лиза опешила.
- Спрашивайте!
- Ты слышала врыв на пустыре сегодня, в четырнадцать ноль три?
- Да.
- Ты испугалась и убежала, оставив свой ноут?
- Да.
- С кем ты была в тот момент?
Лиза открыла рот и тут же закрыла. Говорить про Гошу и робота нельзя!
- Одна.
Сержант рассмеялся и покачал головой.
- Хорошо. В том месте кто-то раскапывал мусор. Ты видела кого-нибудь?
- Нет!
Чижов снова кивнул с улыбкой.
- Хорошо. Лиза, мы установили, что взрыв произошёл самопроизвольно, никого там не было – ни злодеев, ни хулиганов. Просто я хотел узнать у тебя, может быть ты что-то видела. И если там кто-то ещё там был – спросить у них. Мы не милиция и никого не наказываем. Но по долгу службы должны проверять все мелочи. Понимаешь? – Лиза кивнула. – Точно ничего не хочешь мне сказать? – Она отрицательно покрутила головой. – Тогда до свиданья, Лиза.
Сержант встал, приложил руку под козырёк и вышел из дома.

Глава 9
Гоша стоял в аптеке и как зачарованный смотрел на швейцарское инвалидное кресло-каталку. Совершенно новое, с остатками заводского консерванта на ступицах колёс. Он не мог найти сил, чтобы просто протянуть руку к этому чуду и прикоснуться к волшебно пахнущему кожезаменителю сиденья. Джойстики на подлокотниках позволяли не только двигаться вперёд и назад, не только поворачивать, но и даже менять высоту сиденья и наклон спинки! Даже подставки для ног были с сервоприводами! Как бы славно было сейчас вот так взять, вынуть из кармана толстенную пачку бонов и прикатить это чудо маме! Но… Тысяча четыреста двадцать бонов. Такое никто не может себе позволить. В их городе – точно никто.
- Мальчик! Ты что-то хотел или просто поглазеть пришёл?
Гоша вздрогнул и повернулся к прилавку.
- Здравствуйте, Семён Сергеевич! А обезболивающее не привозили?
Аптекарь приподнял бровь и почесал родинку на щеке.
- Рецепт имеется?
Гоша судорожно поискал сперва в одном кармане рубашки, потом во втором и протянул старику изрядно потрёпанную бумажку. Тот внимательно изучил её, словно видел впервые, а не дважды в неделю с самой зимы, и кивнул.
- Поступление было. Вашей маме повезло: препарат германский, очень хорошего качества. Вот только…
Гоша обмер: что, если этот старый аптекарь не выдаст ему лекарство? Вдруг там какие-то специальные условия?
- Семён Сергеевич, что-то не так?
Аптекарь скосил глаз на Гошу и снова принялся чесать свою родинку.
- В рецепте указано отечественное лекарство, оно выдаётся без бонов. А германский препарат я выдать не могу!
«Врёт, гад! Врёт! И ничего не скажешь ведь!» – подумал Гоша, но вслух уточнил:
- А сколько нужно?
Старик положил рецепт на прилавок и принялся разглаживать его, словно бы это имело очень важное значение – мятый он или нет. Старик молчал и, сложив губы куриной гузкой, косо смотрел на этот бумажный клочок, продолжая разглаживать.
- Пятнадцать бонов, мальчик. Но, учитывая скорбное состояние вашей матушки, я готов выдать за двенадцать.
«Сволочь!» – в сердцах ругнулся про себя Гоша, роясь в карманах брюк. Он знал, что у него только девять…
- Семён Сергеевич, возьмите девять. – Гоша положил на прилавок жесткие картонки. – Я завтра сдам лом на завод и принесу ещё шесть. Честное слово!
Аптекарь поджал губы, глянул из-под брови сперва на мальчика, затем на боны. Даже Гоша понимал, что тот разрывается от внутреннего противоречия: с одной стороны – мало. А с другой – вот они, прямо перед носом! Нельзя же допустить, чтобы этот паршивец унёс его боны отсюда! Пальцы старика дёрнулись в сторону картонок, так и манящих его взор. Он сладко улыбнулся Гоше, сгрёб картонки и спрятал их в карман. Затем взял маркер, перечеркнул крестом рецепт, перевернул и пришлёпнул штампом. После чего скрылся в подсобке и через пару минут вынес два блистера с капсулами. Выдавив ещё одну улыбочку, протянул их мальчику.
- Здесь двадцать. Завтра принесёшь шесть бонов и я выдам оставшиеся десять!
В голове Гошиной зашумело от гнева, но спорить он не стал: бесполезно. Этот старый гад погасил рецепт, уже ничего не докажешь!
- Спасибо, Семён Сергеевич, завтра я принесу. До свиданья!
- До свиданья. Передай от меня поклон маме, Нине Михайловне.
- Передам.
Гоша вышел из аптеки и несколько раз глубоко вздохнул, чтобы унять злость на паршивого старикашку. Покрутив головой по сторонам, он решил не ходить к Никитиной: потерпит без извинений! Надо поскорее отнести маме лекарства. Гоша запихал блистеры в карман рубашки и застегнул его на пуговицу. Задрав голову на защищённое мелкой стальной решёткой табло, висящее над входом, он дождался когда градусы сменятся на часы и припустил бегом через пустырь – пятый час, к вечеру боли у мамы усиливаются. Поэтому лучше проскочить напрямую, там по тропинке меж куч мусора, мимо дома ракеты и там уже и дом видать!
Одно тревожило бегущего мальчика: у дома ракеты могли околачиваться местные большие пацаны, а это не те люди, с которыми ему бы хотелось столкнуться в руинах. Гоша миновал пустырь; перейдя на трусцу, вбежал меж двух высоченных куч мусора и принялся петлять, внимательно глядя под ноги – ему совсем не улыбалось наступить на битую бутылку или вляпаться в собачью кучку. Удачно преодолев несложный лабиринт, он вышел на почти не засыпанный участок улицы Зелёной и тревожно прислушался. Именно здесь стоял дом, в который попала крылатая ракета. Она по какой-то причине не взорвалась, а только снесла крышу и тот так и стоял уже больше десяти лет – с кучей обломков вместо крыши, с выбитыми воздушной волной окнами и дверьми, но, по сравнению с окружающими его развалинами – почти что целый. Дом ракеты – так называлось теперь это место.
И именно здесь любили собираться районная шпана во главе с Жоркой-Баем, великовозрастным громилой, сыном местной жительницы и оккупанта. Родившийся ещё во время войны и чудом выживший, этот Жорка стал со временем грозой всего населения этих мест, не достигшего совершеннолетия.
Гоша, постояв с минутку, поспешил поскорее проскочить опасное место, но стоило ему приблизиться к дому ракеты, как из него вышел Жорка собственной персоной, в сопровождении двух больших пацанов. Гоша замедлил шаг, оглянулся. Позади никого не было, но шансы удрать были невелики: эти гопники знали местность намного лучше, да и не было их дыхание сбито ни бегом, ни неожиданной опасной встречей. К тому же, если бы и удалось Гоше от них оторваться, пришлось бы чесать обратно до самой аптеки, а оттуда идти домой в окружную. И совсем не факт, что Жорка-Бай со своими дружками не встретит его на улице!
- Привет, мужики, – бодрым голосом произнёс Гоша, – как поживаете?
Гопники молча стояли, перегородив улицу и сурово взирали на щегла, добровольно припёршегося к ним на расправу. Жорка пихнул одного из дружков локтем и тот вразвалочку приблизился к Гоше, поднял ему пальцем подбородок и состроил страшную рожу. «Ой, мамочка!» – подумал Гоша, – «Да пусть нос разобьют, пусть фингал под глаз навесят… под оба глаза! Лишь бы пропустили!»
- Ты чё, пацанчик, страх потерял?
- Нет! – Гоша был готов согласиться с чем угодно, стерпеть любые оскорбления. – Я домой тороплюсь, вот и решил тут пройти. Можно? Я последний раз, больше не буду!
Бай угрожающе хмыкнул и подтолкнул второго дружка. Тот обошёл Гошу сзади и пнул его по заднице.
- Ты чё, дурило, за кого нас принимаешь?!
Гоша вздрогнул от удара и счёл за лучшее промолчать. Бай, прозванный так из-за азиатской внешности и толщины, которую он выдавал за силу, прищурил свои и без того узкие глаза и приказал через губу:
- Тащите его сюда.
Сам подходить он считал ниже своего достоинства. Большие пацаны ухватили Гошу за руки и грубо подтащили к своему главарю. Тот с презрением посмотрел на шкета и принялся выворачивать его карманы. Гоша чуть не ревел от унижения, но крепился. Держался до последнего, пока Бай не вытащил из кармана блистеры и не засунул их себе за пояс.
- Жора, не надо. Отдай! Это не наркотики, Жора, это для мамы лекарство!
- Для мями, – глумливо передразнил Жорка, – ликясьтвя! А вдруг ты врёшь? Там не по-русски написано! Это точно для кайфа. За бугром других не делают.
Подручные Бая заржали, один врезал расплакавшемуся мальчишке подзатыльник.
- Жора, отдай! Правда, это от боли лекарство, ты же знаешь мою маму! – Гоша плакал уже навзрыд. – Жора! Пожалуйста, отдай!
Бай скосил свои пакостные глаза в сторону, делая вид, что размышляет. Его толстые, слюнявые губы кривила усмешка.
- А что дашь за таблетки? Почему я должен их тебе за так отдавать?
Гоша задумался. У него не было ничего, что он мог бы предложить этим гадам – ни наркотиков, ни выпивки в доме не водилось. Положение было совершенно отчаянным!
- Жора, я принесу тебе наркотики. Дома есть, маме выписывали. Я правда принесу!
Бай вытащил из-за пояса блистеры и протянул их Гоше, словно бы соглашаясь, но стоило тому протянуть руку, как проклятый жиробас отдёрнул их назад и смачно плюнул мальчишке в ладонь. Верзилы заржали, один снова пнул Гошу, а второй ударил по шее.
- Так я тебе и поверил! – Жорка-Бай сжал блистеры в кулаке и ткнул им Гошу в лицо. – Плявдя плинесю! Ты кого надуть решил, щенок?!
Бай снова ткнул кулаком, потом ещё и ещё раз. Из носа у Гоши побежала кровь. Верзилы, повинуясь жесту главаря, отпустили мальчишку и по разу ударили кулаками, каждый со своей стороны, по бокам. Гоша стоял и зажимал рукой нос, чтобы кровь не текла на рубашку. Жорка широко размахнулся и с силой ударил его по уху. Мальчик упал, а Бай, склонившись над ним, стал грозить пальцем, цедя через губу:
- Хочешь мамочке таблетки принести – принеси сначала дяде Жоре сто бонов! А дядя Жора подумает! Понял? А теперь вали отсюда, да поторопись, а то я эти таблетки собакам скормлю!
Троица вразвалочку, не спеша, направилась к дверям дома ракеты, а Гоша, встав сперва на четвереньки, затем на колени, трудно поднялся на ноги и побрёл в сторону дома, мучительно думая, что теперь делать.

Глава 10
Дима Холодов разобрал процессор, принесённый Таловым и вынул чип. Подключил его к тестеру, на мониторе просмотрел параметры. Умники из ЦЗЛ наворотили дел: едва не разрушив кристалл, они забили заводские командные файлы и на скорую руку втиснули новые. Неудивительно, что прибор не работал как надо – перегруженный чип перегревался! Дима стёр свежие наслоения и принялся за изменение заводских файлов, переписывая вредоносные участки вручную. Эта возня продлилась до самого вечера, но уже после окончания смены, подключив процессор к отечественному дезактивированному БР, Холодов двадцать минут гонял по цеху этот гибрид и тот послушно выполнял все поручения!
Закончив испытания, Дима вернулся в свою каморку, перекусил бутербродом и, уже не опасаясь, что кто-то помешает, приступил к разборке процессора робота Лазо. Присутствие Холодова на работе в неурочное время было санкционировано главным инженером, любому, кто стал бы спрашивать, Дима мог смело говорить, что выполняет поручение Талова! А отличить ЦП РР от ЦП РД, да ещё и не отечественный, способны единицы на всём РРЗ. Вынув чип, он аж присвистнул от неожиданности: таких больших ему ещё ни разу видеть не приходилось! Дима прикинул вариант замены, но что-то подсказывало, какой-то внутренний голос нашёптывал, что менять этот чип на такой, какой он только что перепрошил, не нужно. Сжевав в задумчивости последний бутерброд, Холодов вставил в разъём тестера ламели и принялся так и этак подавать команды, пытаясь добраться до заводских файлов системы диверсанта. Но вражье изделие упорно хранило свои секреты!
Вконец измученный, уже под утро, Дима подключил параллельно с чипом вчерашний отечественный перепрошитый процессор и сначала даже не поверил своим глазам: на мониторе компьютера стройными рядами выстроились сотни, тысячи программных файлов!
- Ого! Это что же они тут такое загрузили? Тут же… я даже примерно не могу оценить, сколько тут терабайт!
Внезапное озарение вспыхнуло в его мозге: если чип работает в паре с процессором, то и в его родном процессоре должен находиться второй, не обнаруженный до сих пор чип! Дима ещё раз, внимательно, рассмотрел разобранный прибор и под углепластиковой бронекрышечкой обнаружил радиатор с наклеенным на него вторым, небольшим чипом.
- Вот ты где, дрянь такая! – Холодов отключил узел от общей платы и сунул разъём в тестер. На мониторе возникли давно знакомые заводские командные файлы! – Осталось понять, что же тогда записано на большом чипе? А это… Это я и дома прошью, не будешь ты больше диверсантом, парень.

Глава 11
Осип, отоспавшись после смены, пошёл в гараж, где его Гошка гремел железками, сортируя лом. Сын сидел странно – спиной к воротам и что-то в его внешности было не так. Осип пригляделся и понял: у парня распухло ухо.
- А поворотись-ка сынку!
Мальчик вздрогнул и, не поворачиваясь, произнёс:
- Папа, пожалуйста, давай отвезём это на пикапе. Надо завезти в аптеку шесть бонов и забрать мамино лекарство, пока Семён Сергеевич не продал его другим. Пожалуйста, пап!
Осип обошёл сына, присел и заглянул ему в лицо. Нос у мальчика был явно разбит, а глаза припухли от слёз.
- Так, Гоша. Давай-ка рассказывай – кто тебя так разукрасил.
Сын всхлипнул и срывающимся голосом сказал:
- Папа, я могу потерпеть. А мама не может! Давай поторопимся, пап!
Отец нахмурился, кивнул, но, вставая, сказал тоном, не терпящим возражений:
- По дороге расскажешь.
- Хорошо.
Осип подогнал свой старенький пикап к гаражу, в четыре руки быстро скидали куски стали, закинули коробку с алюминием и мешочек с медью. Четыре небольших осколка какого-то немагнитного сплава и большой ком свинца положили в кабину: свинец был слишком увесистым и в кузов его поднимать было бы тяжело, а неопознанный сплав вполне мог оказаться ценным.
Всю дорогу до завода Гоша молчал, до аптеки тоже не проронил ни слова и лишь когда заветный блистер оказался у него в кармане, мальчик рассказал отцу о вчерашней своей трагедии. Осип вёл пикап с каменным лицом и ничего не говорил. Дома, когда сын отдал таблетки маме, Лазо-старший завёл мальчика в гараж и велел сесть на ящик.
- Гоша, в милицию обращаться нет смысла. Пока они приедут сюда, пока допросят, пока разберутся, пока до дома ракеты дойдут… Сам понимаешь. Поступим вот как: мама сейчас уснёт и я кое-что возьму из дома. Потом отправимся прямо на Зелёную, к логову этих уродов. И если они там, то я с ними поговорю по-своему. Я на фронте в разведке был, старшиной, между прочим. И как со всякими гадами разговаривать – ещё не забыл. Хорошо?
Гоша посмотрел в лицо отцу и молча кивнул. Осип встал, пошёл к выходу, но там остановился и, обернувшись, проговорил:
- И нет в этом никакого для тебя позора. Тебе одиннадцать и ты был один, а этим сволочам куда как больше лет и их было трое. В твоём положении из такой ситуации никто не вышел бы с победой. Никто! А ты смог. Даже после всего, ты остался человеком, не сдался на милость подонкам, а значит победил. Гоша, я горжусь тобой, сынок.
Осип вышел из гаража и направился к дому. Мальчик запер ворота и в ожидании присел на крыльцо. Вскоре они вышли со двора и Гоша повёл отца по лабиринту руин к дому ракеты. Они шагали, внимательно осматривая всё вокруг – подручные Жорки-Бая могли караулить за любой кучей мусора, в любом разрушенном доме. В какой-то момент мальчик остановился, выбрал горку повыше и показал отцу, что нужно на неё подняться.
- Вот он, пап. – Гоша показал пальцем на дом ракеты, что был прекрасно виден с их позиции. – Что теперь будем делать?
- Будь здесь, я позову, когда понадобишься.
Лазо-старший практически бесшумно спустился с горки, зашёл за ближайшую кучу мусора и исчез! Гоша высматривал его до дрожи глаз, но так и не увидел, пару раз ему казалось, что промелькнула чья-то тень, но уверенности не было. Мальчик сильно волновался – вчерашнее происшествие было ещё слишком свежо в его памяти, да и само это место, хоть он и вырос среди руин, как-то к веселью не располагало. В их районе немало детей, все примерно одного возраста, родившиеся сразу после войны. В некоторых семьях было по двое и даже по трое ребятишек, у той же Наташи Лосевой вон – два младших брата. А у ближайших соседей Лазо, у Хабаровых, двое своих пацанов и приёмная девочка. Но подростков старше двенадцати почти нет: те, кто родились до войны уже выросли и стали взрослыми, некоторые и сами уже завели детей, а за годы войны почти никто не родился. На весь город наберётся человек двадцать, не больше. И почти половина – в банде Жорки-Бая.
Гоша вздрогнул от свиста и посмотрел в сторону дома ракеты. У его дверей стоял отец и махал рукой, подзывая его. Мальчик спешно спустился с горки, едва не упал, зацепившись ногой за петлю синтетической верёвки. К отцу он почти подбежал и замер, заглядывая ему в лицо.
- Ушли?
Лазо-старший огляделся поверх головы сына и отрицательно мотнул головой.
- Здесь они. Только их не трое, а пятеро. И там… в общем, сильно там головой не крути, ладно? Сейчас зайдём, там сориентируешь меня на месте.
Они вошли в дом ракеты и Гоша непроизвольно втянул голову в плечи – что-то давящее было в этом месте, казалось, что даже воздух внутри был ещё более гнилым, чем снаружи. А уж руины ароматы источали, порой, совершенно неаппетитные, несмотря даже на то, что за годы мирной жизни основные источники миазмов выветрились. И хоть и было в этом доме светло и гуляли сквозняки, да всё равно казалось, что в каждом углу, за каждым простенком скрывается нечто страшное, а пахло там так, словно и не дом то был вовсе, а свалка дохлятины.
Гоша, никогда прежде не видавший дом ракеты изнутри, подспудно ожидал увидеть в нём какое-то подобие жилья, но ни мебели, ни даже какого-то примитивного подобия таковой, не наблюдалось. Лишь следы грязной обуви вели их с отцом в сторону пролома в задней стене, где прежде была дверь в котельную. Там, в сумеречном помещеньице с развороченным фундаментом, где раньше стоял котёл, в полу открывался большой проём, в котором виднелись ступени. Осип включил фонарь и первым начал спускаться, махнув сыну рукой, чтоб тот догонял. Гоша, подрагивая, спустился за отцом в темноту, внявшую мочой и рвотой.
Под котельной был устроен большой подвал. Дрова и уголь из короба давно вытаскали, но ржавый контейнер со шлаком всё ещё стоял под люком, открывающимся на улицу. Гоша привычно отметил, что за этот ящик можно выручить бон, а то и два, если не сильно ржавый. Отец осветил пространство за контейнером и Гошкин желудок рванул к горлу: на полу, заваленном ветхими матрасами и каким-то тряпьём, лежали несколько тел. Он даже подумал было, что это трупы, но раздавшийся в глухой тишине звук испускаемых чьей-то задницей газов немного успокоил.
- Гош, они пьяны и обкурены. Я связал их на всякий случай. Посмотри, кто из них тебя обижал.
Осип осветил лицо крайнего лежащего, того, что прикорнул у самого контейнера. Это был один из вчерашних подручных Бая, Гоша сразу его узнал.
- Этот был.
Отец осветил лицо следующего – то была какая-то грязная женщина неопределённого возраста. Она замычала и недовольно скривилась, но глаза не открыла.
- Нет.
Следующим был Жорка-Бай, его круглую рожу с толстыми губами и глазами-щёлочками перепутать было просто невозможно!
- Это Бай, папа. Он у них главарь.
- Он вчера был там?
- Да!
Луч фонаря сместился на следующего торчка – это снова была женщина. Эта была моложе первой и из одежды на ней наблюдались лишь грязные трусы.
- Нет, па.
Отец осветил последнее тело, скорчившееся под стеной. Гоша подошёл поближе, наступив на валявшийся на полу шприц и пригляделся. Это был второй дружок Бая.
- Этот тоже был.
Осип подал фонарь сыну.
- Посвети мне, я их наверх повытаскиваю.
Оставив в подвале женщин, Лазо-старший разложил парней на полу котельной и первым делом обшарил их карманы. Блистеры нашлись у Жорки в трико, правда двух капсул уже не было – похоже, эти придурки всё-таки решили их попробовать. Непонятно почему, но выдавили по одной из каждого блистера, несмотря на то, что они были абсолютно одинаковыми. Судя по всему, на момент этого эксперимента мозги подопытных уже почти не работали.
- Папа, нужно милицию вызвать?
- Да надо бы, но… Гош, что мы им предъявим? Грабёж? А как доказать? Да и лекарство заберут в качестве улики. А за то, что они тебя избили, их даже на разбор руин не пошлют, разве что этого жирного. Он постарше. – Осип задумчиво потёр небритый подбородок. – Сколько ему лет? Он же в оккупации родился, значит самое многое – семнадцать и то вряд ли.
- Папа, так и что, их даже не накажут?
- Их? Нет. К родителям ихним могут санкции применить, а этим подонкам разве что их папаши порку устроят. Если есть у них папаши. У Жорки точно нет. Его мать зарезала того сразу, как уснул. В первую же ночь.
Гоша с испугом посмотрел на отца. Нет, он и раньше слышал про войну и оккупацию разные страшилки, да и в школе рассказывали на уроках… Но от папы он никогда не слышал про те времена, ни единого слова! С трудом сглотнув, мальчик спросил:
- А что тогда делать, если не в милицию?
Осип повернулся к сыну и улыбнулся.
- Что думаешь на счёт порки?
Гошины глаза округлились от изумления, а губы сами собой разъехались в улыбке. Он кивнул. Осип выволок связанного пластиковыми хомутами Бая из котельной и, перевесив его через подоконник мордой на улицу, стянул с него трико вместе с трусами, оголив толстую задницу. Не найдя ничего подходящего в доме, он дал сыну складной армейский нож и сказал:
- Гоша, ты там за нейлоновый шнур запнулся, притащи-ка от него кусок с метр!
К тому времени, как мальчик вернулся в дом ракеты, совершенно переставший его пугать, Жорка-Бай, освежённый с двух сторон сквознячком, начал приходить в сознание. Осип, забрав у сына нож, обтёр его о штанину, сложил и спрятал в карман. Затем осмотрел толстую, с палец, верёвку, завязал на концах по узлу и, сложив вдвое, подошёл к импровизированным козлам. Примерившись, Осип размахнулся и врезал узлами по жирной заднице Бая. Тот слабо дёрнулся и крякнул, ещё не понимая, что происходит.
- Считай, Гош. Как сотня наберётся – скажешь.
- Сотня?! – испуганно переспросил тот.
Лазо-старший пожал плечами и скосил глаза на возвышающуюся над подоконником жопень.
- Хорошо. Сто пятьдесят!
Верёвка со свистом распорола воздух и узлы впечатались прямо в центр раздвоенной мишени. Из-за окна послышался свинячий хрюк и невнятное бормотание.
- Два?
Осип кивну сыну и снова крутанул верёвку. Бай дёрнулся под ударом и вскрикнул.
- Три.

Глава 12
В воскресенье Дима Холодов пришёл в дом Лазо с увесистой сумкой, в которой принёс два процессора, инструменты и три бутылки пива, выменянных за разную полезную мелочь, стащенную с завода. Старушки на рынке охотно меняли пиво, полученное по талонам, на спирали для плиток, батарейки для бытовой техники, электрические лампы и прочее. Ушлые спекулянты, менявшие талоны на свет и воду на продуктовые карточки, толкали пиво из-под полы, опасаясь милиции, но и эти мужики расставались с восхитительными бутылочками, стоило предложить им ключи казённого вай-фая или перепрошитый роутер.
Во дворе, у стены гаража, Гошка Лазо играл в мяч со своим РД, настроенным на ловлю мяча и возврат подающему. Дима заглянул в дом, поприветствовал Нину, сидящую в своём кресле и штопающую носок и, узнав, что Осип ушёл на завод, на дежурство, немного расстроился: пиво в одиночку представлялось уже не столь замечательным делом.
- Хозяюшка, а как ты смотришь на то, чтобы испить пивка с бедным одноногим бродяжкой?
Нина рассмеялась и отложила носок. Её милое лицо, освещённое сквозь тюль на окне, казалось немного усталым, но выражение затаённой боли исчезло.
- Дима, ты читаешь по-немецки?
Холодов свёл брови от неожиданного вопроса, но кивнул: читал он на всех европейских языках.
- Ниночка, красавица моя, я прочитаю для тебя даже что-нибудь по-китайски, но за точность перевода не ручаюсь.
- Возьми на столе блистер. И если там нет ничего о несовместимости с алкоголем, то на кухне возьми не один, а два стакана. Потому что после рождения Гошки я не пила ни разу и с удовольствием нарушу этот пивной целибат.
Дима дохромал до стола, прочитал надписи на фольге и, широко улыбнувшись, торжественно вытащил из сумки пару бутылок.
- Солнышко! Германская фармацевтика достигла воистину небывалых высот: этот препарат не меняет действия от употребления сей восхитительной жидкости!
Водрузив бутылки на стол, Холодов поспешил на кухню за стаканами и вскоре вернулся, неся два классических гранёных изделия из настоящего стекла. Состроив серьёзную физиономию, он дохнул в каждый и протёр изнутри полой фланелевой рубашки, чем привёл Нину в состояние едва ли не истерики. Затем, свернув пробку, аккуратно разлил содержимое бутылки по стаканам и один с чинным поклоном подал хозяйке. Та посмотрела сквозь янтарную жидкость на свет и отпила небольшой глоточек.
- Дима, ты долен мне поклясться, что не воспользуешься моей пьяной беспомощностью и не опозоришь честную женщину!
Холодов, успевший усесться на табурет и присосаться к своему стакану, театрально прижал растопыренную ладонь к груди. От стакана при этом оторваться даже и не подумал. Допив, Дима тут же откупорил вторую бутылку и, ополовинив стакан, принялся было, рассказывать заводские новости, но заметил, что Нина заснула. Он замер на полуслове, поднялся с табурета и осторожно приблизился к спящей. Забрал пустой стакан, отложил в сторону штопку с иглой, поправил на ногах покрывалко. После этого спокойно допил пиво, вымыл на кухне стаканы и, прихватив сумку, вышел во двор.
- Гоша, привет!
Мальчик обернулся, кивнул и изо всех сил наподдал по мячу. Робот подпрыгнул и взял эту «девятку». Мальчик поднял с земли ПДУ и отключил своего вратаря.
- Здрасьте, Дима. А папа только завтра придёт, утром.
- Я знаю, мама уже сказала. Собственно, я к тебе!
- Ко мне?
Холодов усмехнулся, поискал, на что сесть и пристроился на чурку для дров.
- Ну да. Или к нему, – Дима показал на робота, – гони его сюда.
Гоша включил на пульте голосовое управление и окликнул робота, велев ему подойти, а Холодов принялся вытаскивать из сумки инструмент.
- Дима, а что ты собираешься делать? Только реактор не снимай, ладно? У него батареи старые, за час садятся в ноль!
Мужчина забрал у него пульт, отключил питание и, раскрыв бедренные крышки, принялся вытаскивать тяжеленные цилиндры батарей.
- Гоша, я поработал с его процессором. Ту примитивную командную систему, что я ему ставил, нужно убрать и попытаться оживить эту машину в том виде, в каком она была создана.
Глаза мальчика загорелись.
- Ух ты! Ой, Дим, а это не опасно?
Холодов почесал колено протеза и посмотрел мальчику в глаза.
- Тут, брат Гоша, дело такое. – Он открыл грудную крышку робота и принялся выдёргивать разъёмы. – Заводские команды я ему изменил, вредить он больше не может. Кроме того, я добавил в процессор блок, обеспечивающий выполнение закона №1. Знаешь, что это такое? – Мальчик отрицательно мотнул головой. – Это, брат, такая штука, которая обездвиживает любую машину при возникновении угрозы вреда от её действий человеку. Во-от… Поэтому. Поэтому-поэтому. Где тут у нас?.. Ага, вот!
Щёлкнули зажимы и Дима вытащил из груди робота блок КС, повертел так и этак и сунул его Гоше. Потом забрал, опять посмотрел с разных сторон и кинул на землю. И продолжил:
- Есть в процессоре этого паразита лишний чип. Сколько я над ним ни бился, понять, на кой хр… чёрт он нужен – не смог. Вставлял ЦП без этого чипа в нашего лабораторного БР – работает. Слушается, гадостей не делает. А вот с чипом я как-то так и не решился: не знаю я, вдруг машина поведёт себя неправильно и что-нибудь натворит? А мне за это с работы вылетать совсем не хочется!
Холодов уже закрепил в груди робота родной процессор и теперь соединял колодки кабелей. Гоша крутился вокруг, подавая Диме инструменты и внимательно слушая то, что он говорит. А оно звучало всё интереснее и интереснее! Проверив правильность соединений, Дима закрыл крышку и попросил подать батарею. Гоша поднял с земли, обтёр рукавом и протянул тяжёлую штуковину Холодову. Тот покрутил её в руках, запихнул в правое бедро робота и начал подключать кабели.
- Так вот, брат Гоша, сейчас я его включу, но двигатели работать не будут – я моторику конечностей отключил. Давай вторую. Спасибо. Во-от… А вот поговорить мы с этим парнем вполне себе сможем, поскольку всё остальное у него будет действовать. Кроме рта. Мимическую моторику я тоже отключил.
Вторая батарея заняла своё место в левом бедре робота, Дима затянул зажимы кабелей и, вынув из сумки ЭМТ, принялся водить им по всему роботу, проверяя правильность соединений. И отсоединений тоже. Затем закрыл крышки на ногах и, дунув на большой палец, прижал им сенсор питания на ПДУ. Послышалось гудение реактора, но и оно стихло через несколько секунд. Дима, пристроив на коленях пульт, почесал макушку и спросил:
- Your name, soldier?
- Now I'm not a soldier, – совершенно чётко и внятно ответил робот.
Дима потёр пальцами лоб и скосился на Гошу. Тот открыл рот, похлопал глазами и выпалил:
- Who are you now?
- I'm just a robot.
- А по-русски говорить умеешь?
- Of course.
Гоша с Димой переглянулись в недоумении, Холодов почесал колено протеза и буркнул:
- Отставить английский!
- Хорошо, – отозвался совершенно неподвижный робот.
- Угу, – Дима потёр ладони, – расскажи-ка нам, дружище, как ты себя чувствуешь!
Тишина.
- Робот? Доложи о тестировании систем!
- Функционируют все системы, доступные диагностике. Недоступны системы, отвечающие за мобильность, их исправность вызывает сомнения. Однако, судя по температуре, могу предположить, что они недавно активно функционировали.
- О! – Дима вытянул указательный палец и округлил глаза. – Молодец, робот! Теперь доложи, как функционирует большой чип центрального процессора.
Робот помолчал немного, потом уточнил:
- Экс лоджикел пройсессэ двадцать дробь семь?
- Да.
- Исправен.
- За что он отвечает?
- Логический процессор отвечает за осмысленность действий.
- То есть ты не просто выполняешь команды и задания, но и способен взвешенно осмысливать собственные действия, поступающие команды и так далее?
- Да.
- Вот как! И как ты можешь оценить своё нынешнее состояние?
- Я неподвижен, потому что вы боитесь моего непредсказуемого поведения. Это заставляет меня чувствовать себя грустным.
- Ого! – в один голос воскликнули ошарашенные Дима и Гоша.
- А если Дима восстановит твою мобильность, ты не станешь причинять нам вреда? – спросил мальчик.
- Нет.
- А что ты станешь делать? – подхватил Дима.
- Учиться. Накопленный ранее опыт противоречит новым настройкам центрального командного устройства. К тому же я не улавливаю признаков военных действий, что позволяет мне более не считать себя бойцом-диверсантом.

Глава 13
Лиза посмотрела на строчку «Игрок Ната_Лосева украл ваше сено для своих овец» и психанула:
- Лосева! У тебя совесть есть? Чё творишь?!
Наташка, уткнувшаяся в монитор своего компа, собранного из хлама, буркнула:
- Лиз, у меня не видно на экране. Тут пятно в углу, не работает, Тимка на той неделе в него ложкой шарахнул. Что там?
- Не ври, а?! Ты опять у меня сено украла!
Лосева ничего не ответила, но Лиза услышала, как та сопит. Потом Наташа всхлипнула и повернулась вся в слезах.
- А тебе что, жалко? Или моим овечкам с голоду помирать?
Лизино возмущение пропало, как не было.
- Нат… да шут с ним, с сеном. Давай закончим эту «Ферму»? Надоело мне в неё играть.
Лосева всхлипнула и растёрла слёзы.
- Лиза, ты прости меня. Папа два года назад работу потерял и Тимка чуть не умер с голоду. Мы-то с Филькой побольше, мы терпели. А Тимка так плакал, так плакал… сначала громко, потом как котёнок. А потом тихо-тихо так пищал, как мышь… Мы с мамой думали, что он умрёт. А папка куда-то ночью ушёл и под утро вернулся с продуктами. Я до сих пор не знаю, где он их взял! Украл или отнял у кого-то боны… Ты только не говори никому, что я тебе про это рассказала!
Лиза молча кивнула и закрыла ноутбук. Играть теперь совсем не хотелось.
- Наташ, хочешь я тебе талон на интернет дам?
- Не. У меня же нет роутера. Папка этот комп из чего попало собрал, на нём только играть можно да мультики смотреть.
- Жалко.
- А откуда у тебя талоны? Их на рынке можно поменять! Я там у Яшки-Кибера лазерный привод видела, он древний, но мне бы подошёл. Он три талона на интернет просил, но мама их на продуктовые карточки меняет, мне не даёт.
Лиза вытащила из кармана платья конверт, который ей дал сержант Чижов, раскрыла и пересчитала «наличность». Восемь штук… Она отделила три и протянула подруге.
- На! Купи себе привод. А диски с мультиками я тебе так отдам, мне они всё равно не нужны, пусть Филя с Тимошей смотрят!
Лосева взяла талоны, задумчиво рассмотрела их и спрятала в кукольный кошелёк.
- Спасибо, Лиза. Ты извини, пора братьев кормить…
- Да-да! – Лиза поднялась и прижала ноутбук к груди. – Я пойду! Хочу ещё к Лазо зайти, я ему задолжала кое-что. Вернуть надо должок…
Девочки попрощались и Никитина пошла по улице, представляя себе те кары, которым подвергнет этого дурацкого Лазо за то, что он её надул в тот раз. И, хоть и не брал он её ноута, а сама она его проворонила, но за тележку стоило и всыпать паразиту!

Глава 14
Как бы ни было Гоше интересно играть и разговаривать со своим Ар Ди, но мысль разыскать наконец-то в руинах обломки беспилотника или самолёта, не покидала его голову. По крайней мере – надолго.
- Арди, ты умеешь искать металлические предметы?
- Так же, как и ты. Мне для этого нужно разбирать кучи.
- Одеть тебя нужно, Арди. Идём, посмотрим в гараже, может там есть какие-нибудь старые отцовы тряпки.
Тряпки нашлись: отцовская форма старшины-пехотинца. Гоша сильно сомневался, что её можно брать, поэтому пошёл в дом и позвонил отцу на работу. Осип подошёл к аппарату и встревоженно поинтересовался:
- Что случилось, Гоша?
Сотовая связь работала всегда, даже во время войны и оккупации, телефоны были в каждом доме, на каждом углу, но вот пользовались ими крайне редко: лимит звонков невелик и расходовать его по пустякам никто не хотел. Звонили люди лишь в тех случаях, когда в этом была крайняя необходимость, даже в милицию или МЧС предпочитали не шибко названивать. Поэтому звонок из дома на работу насторожил Осипа Лазо.
- Папа, извини, что звоню. Можно я возьму твою старую полевую форму? Это для того парня, понимаешь?
- Того парня? А! Гоша, форму не трогай, она мне дорога как память. А для того парня возьми в том же сундуке толстые синие джинсы, водолазку и кеды. Ничего из этих вещей я всё равно носить не буду, я в них раньше только с машиной возился. А теперь есть заводской комбинезон, в нём намно-ого удобнее! Так что вот. Сынок, мама себя хорошо чувствует?
- Да. Я сходил на рынок, принёс зелени и немного картошки, она готовит обед.
- Хорошо! До завтра, Гош!
- До завтра, па!
Облачив Арди в нормальную одежду, мальчик в задумчивости пробормотал:
- Как человек прям. Никакой пользы!
- А какая польза подразумевается?
- Вот если б ты как-то помог мне найти самолёт сбитый и не разворованный или беспилотник например. За это такие бонусы!
- Гоша, тринадцать лет и шестьдесят четыре дня назад я видел, как в этом районе упала крылатая ракета и не разорвалась. За ракету такие бонусы или не такие?
Мальчик рассмеялся.
- Такие, такие. Только если ту ракету не нашли двенадцать лет и сто три дня назад, то она взорвалась десять лет и двести дней назад. А если и лежит она где-то, то меня к ней и на аркане не притянешь: там взрывчатки два-три центнера! Хотя… где она упала, ты говоришь?
- В начале улицы Зелёная. – Робот повернулся и показал пальцем направление. – Там. Порядка восьмисот пятидесяти метров.
По пути к месту приземления ракеты, Гоша выяснил, что план города Арди скопировал ещё во время войны. С тех пор всё изменилось, но внутренний компас робота безошибочно находил места, давным-давно стёртые не только с карты, но и с лица земли. Проплутав по руинам чуть ли не полчаса, они вышли к нужному месту и Арди, поднявшись на невысокую кучу из битого кирпича и прочих обломков, показал рукой траекторию падения ракеты. Гоша, встав с ним рядом, убедился в правильности своей догадки: робот говорил о той самой ракете, что снесла крышу того самого дома.
- И где её искать теперь?
Арди повернулся и показал на неглубокую канаву, упирающуюся в высоченную кучу всевозможных обломков.
- Вот след от её корпуса. Сама ракета лежит под этой кучей.
- А с чего ты решил, что она там ещё лежит?
Робот промолчал и Гоша решил, что тот не знает, почему уверен в своей правоте. Мальчик подошёл по следу от корпуса ракеты до самой кучи и принялся придумывать разные способы проверки слов Арди. Но что бы ни приходило ему в голову – всё было слишком сложно, непосильно, даже с помощью робота.
- Она не взорвалась. И её никто не трогал. Она ещё здесь. Я знаю. Не могу объяснить.
- Эх, откопать бы хоть край крыла! Потом вызвать военных, за это тоже бонусы начислят…
Арди приблизился и тут же снова отошёл от кучи.
- Крылья оторвались при ударе об тот дом. Здесь только сама ракета.
- Откуда ты знаешь?
- Я видел.
Гоша ещё раз оглядел кучу и тяжко вздохнул. Лопатой такую не раскидать…
- Ладно, идём отсюда. Я возле улицы присмотрел какую-то железину здоровую – может откопаем. Бонов на пять, а то и шесть потянет.
Арди дождался, чтобы мальчик пошёл в нужном направлении и направился за ним.

Глава 15
Лиза подошла к двери дома Лазо и постучалась. Электрический замок клацнул и в щель потянуло ароматом жареного картофеля. Девочка немного растерялась, но потом сообразила, что открыла ей тётя Нина, Гошкина мама. Она подождала, когда в животе, почуявшем еду, перестанет урчать и вошла.
- Тёть Нина, здрасьте! – крикнула Лиза от порога. – Это я, Лиза Никитина!
В двери кухни показалось кресло-каталка и женщина приветливо помахала ладошкой.
- Привет! Заходи, я одна дома.
Девочка положила ноутбук на стол и прошла на кухню. На выключенной плите стояла накрытая крышкой сковорода, источающая тот самый аппетитный аромат, а хозяйка аккуратно резала широким ножом зелень для салата.
- Тёть Нин, а Гоша где?
- Есть хочешь? Давай, помой руки и режь хлеб. Живо!
Лиза подошла к мойке и открыла воду. Есть в гостях ей категорически запрещалось: родители знали, что большинство людей в городе и так не шикуют, поэтому… Но живот снова предательски заурчал.
- А Гоша?
Хозяйка осторожно ссыпала салат с доски в глубокую миску и, подобрав упавшие на стол кусочки, присыпала зелень солью, перемешала.
- Лиза, полотенце на крючке возле тебя, хлеб – вон там. – Нина Лазо, не поворачиваясь, показала ложкой в сторону шкафа-пенала. – Нож слева, у тебя перед глазами.
Девочка вытащила нож из подставки, подошла к пеналу и вытащила треть буханки серого хлеба. Она знала, что серый – самый доступный, у них дома тоже всегда такой.
- Весь резать?
- Да. Вот доска, протри и режь на ней.
- Тётя Нина, только мне совсем чуть-чуть, ладно?
Женщина опустила руки на джойстики, развернула кресло и посмотрела на девочку с улыбкой.
- Лиза, я тоже строго-настрого запрещаю Гоше есть в домах друзей. Но он не вернётся до вечера, а я не хочу обедать в одиночестве. Мои мужики день-деньской работают, Лиза. Каждый по-своему, но оба стараются. Тащи сюда доску, сковородку и вилки. Они вон в том ящике.
За столом они болтали о пустяках, а после обеда Нина сказала девочке:
- Лиза, Гоша с роботом ушёл в развалины. Он мне говорит, что ищет металл на пустыре, я делаю вид, что верю… На самом деле я очень боюсь за него. Недавно там опять что-то взорвалось и я так испугалась! Но ты прибежала и сказала, что Гоша просил тележку. Значит он жив… Можно попросить тебя?
- Конечно!
- Если ты не спешишь домой, найди его. Пожалуйста! Гоша мальчик, а они такие бестолковые бывают. Рискуют, торопятся… Недавно его избили какие-то подонки. Я так расстроилась, но Осип запретил мне ругать сына. – Нина немного помолчала в задумчивости. Лизе даже показалось, что женщина вот-вот расплачется, но та вымученно улыбнулась и подняла глаза. – Лиза, ты проследи за ним. Пусть робот копается в кучах, а вы отойдите, спрячьтесь где-нибудь! Понимаешь, я боюсь за Гошу и посылать тебя к нему тоже боюсь, потому что буду переживать за вас обоих.
- Тёть Нин, вы не бойтесь. Я присмотрю за ним, чтоб не вертелся где не надо! Можно я ноут у вас оставлю? А то снова забуду где-нибудь, ворона.
Женщина улыбнулась и кивнула.
- Беги. Они собирались в сторону, где раньше Зелёная улица была, знаешь, где это?
- Знаю! Мы там зимой на санках с горки катались с Наташкой Лосевой!
Далеко Лизе идти не пришлось: шум раскопок она услышала почти сразу. Доносился он, правда, с другой стороны, но в их районе поиском промышляли немногие и шанс ошибиться был крайне мал. Девочка направилась на звук, но среди куч и горок это было не так-то просто, приходилось обходить то огромные лужи, то целые валы из хлама, взобраться на которые не было возможности. Обогнув очередное препятствие, девочка остановилась и прислушалась: ей показалось, что кто-то идёт следом. И почти тут же за спиной послышалось рычание… Лиза обернулась и взвизгнула от страха – там стоял огромный, худой и неимоверно страшный пёс! Изо рта его капала слюна, бока вздымались, а шерсть на горбушке стояла дыбом. «Бешеный!» – подумала она и кинулась бежать, потеряв голову от страха. Слишком уж много слышала она про этих зверей, обитающих в руинах. Инстинктивно понимая, что ноги её не спасут, Лиза вскарабкалась на груду мусора, из которой наклонно торчал бетонный столб, перебитый в середине снарядом и согнувшийся буквой Г. Не поняв даже как, она взобралась по столбу до места, где голая арматура согнулась под тяжестью верхней части, а оттуда уже переместилась на самую верхушку, где и легла, обняв бетонный брус руками и ногами. Пёс остервенело лаял и подпрыгивал под ней, но ни одна собака, даже самая большая и бешеная, не могла бы подскочить на четыре метра. А Лиза, убедившись, что никто её не укусит, немного успокоилась и огляделась по сторонам. И увидела Гошу, стоящего метрах в двадцати от неё, на куче мусора и крутящего головой.
- Гоша! Гоша, я здесь!
Мальчик повернулся на крик и замер от неожиданности: вид девочки, лежащей на столбе, да ещё на такой высоте, шокировал.
- Гоша, тут собака! Я боюсь!
Он махнул рукой, показав, что всё понял и скрылся из виду.

Глава 16
- Арди, оставь! Там собака напала на Лизу, надо спасать её!
- Собаку?
- Нет! Лизу! Слышишь собаку?
- Да. Что нужно сделать?
Гоша задумался и почесал макушку.
- Беги скорее туда и прогони собаку!
- Как?
Мальчик в отчаянии махнул рукой.
- Бежим вместе, там разберёмся!
Они выскочили из-за горки в тот момент, когда озверевший пёс уже взобрался на кучу и принялся остервенело кусать столб и гавкать на Лизу, раскачивающуюся в недосягаемости от его пасти. Девочка же, закрыв глаза и уцепившись всеми четырьмя, замерла и не издавала ни звука. Приближаться к собаке было нельзя, Гоша прекрасно понимал, что сам станет добычей. Но и оставлять всё как есть – тоже нельзя!
- Арди, сможешь докинуть отсюда до столба кирпич?
- Да.
- Кидай! Да не в столб, ёлки зелёные! В собаку кидай!
Робот поднял обломок и замер.
- Ну чего ты?! Кидай!
- Собака пострадает. Противоречие.
- Да чтоб тебя… Если не прогнать собаку, пострадает Лиза! Человек! Кидай, говорю!
Арди размахнулся и послал свой снаряд. Пёс, получив кирпичом по рёбрам, подавился собственным лаем и принялся крутить башкой, ища обидчика. Лиза, висящая вне досягаемости, перестала его интересовать.
- Кидай ещё, чего стоишь?! Он же на нас сейчас кинется!
Робот выбрал продолговатый кусок бетона и взвесил его в руке. Посмотрел на собаку и внезапно облаял её. Самым натуральным образом! Пёс ломанулся с кучи, едва не свернув себе шею на склоне и рванул в сторону Гоши. Мальчик вытаращил испуганные глаза и инстинктивно спрятался за спину Арди. Тот подпустил собаку поближе, размахнулся и швырнул обломок прямо в раскрытую пасть. Пёс глухо взвизгнул, перекувырнулся через голову и, вытянувшись, как дохлый, проехал с метр хвостом вперёд. Пролежав так с минутку, он поднялся и принялся выдирать передними лапами обломок из своей разбитой морды. Робот неспешно подошёл к нему и хорошо поставленным футбольным ударом выдал такого пинка, что пёс снова сделал кувырок и после этого рванул прочь, унося в обломках челюстей застрявший камень.
- Что дальше?
Гоша посмотрел на Арди и закрыл рот. Они стояли и молча смотрели друг на друга – мальчик и робот. И не шевелились до тех пор, пока сверху не послышался голос Лизы:
- А дальше – девочку со столба снять! Ей тут уже надоело и сильно писать хочется!
Арди повернулся, подошёл и встал прямо под ней. Вытянул руки вверх и сказал:
- Прыгай.
- Нет! Я боюсь.
- Тогда падай.
- Нет!
Гоша подошёл и посмотрел на Лизу.
- Там останешься? Нет? Тогда отпусти столб и завались набок, Арди тебя поймает.
- Страшно…
Гоша покрутил головой и хлопнул ладонями по бёдрам.
- Ясное дело, что страшно! Мне и отсюда-то на тебя смотреть страшно! Но Арди не полезет на столб, он тяжёлый, и я тоже не полезу, от меня там толку не будет. Лиз, ты на руках повисни, так ближе к земле и не так страшно. Сможешь?
Та подумала, посмотрела вниз с одной стороны столба, с другой и тяжело вздохнула.
- Попробую. Только ты отвернись!
Гоша усмехнулся, повернулся спиной к столбу и даже отошёл на пару шагов. Послышался шорох, краткий визг и шлепок. Мальчик обернулся и едва не расхохотался: робот стоял с поднятыми руками, а девочка сидела в метре от него на земле и растирала слёзы по лицу.
- Арди, ну почему ты её не поймал?!
Робот опустил руки и, повернув голову, проговорил:
- Бегите. Оба. И быстро. У меня под ногой пехотная мина.

Глава 17
В караулке раздался сигнал местной, заводской связи и Осип поспешил ответить.
- Слушаю!
- Это главный инженер, Талов. Кто у нас сегодня на смене?
- Лазо.
- Здравствуй, Осип. Через час будет отключение завода от электроэнергии. Поэтому сдавай смену и иди домой.
- Но, Пётр Юрьевич, как так?! Оставлять завод без охраны, что ли?
- Нет, конечно! Нам прислали солдат, они оцепят периметр. А ты без света чего наохраняешь?
- Пётр Юрьевич, но датчики и другие системы питаются автономно, пульт тоже. Смысл привлекать армейских, если наша охранка работает?
- Это не моё решение, Осип. Я думал, что ты будешь рад побыть дома лишний денёк, вот и решил отпустить. Ты не переживай, ничего не потеряешь же! В табеле отмечено, что ты отработал сутки…
- Ну не в этом же дело, Пётр Юрьевич. Странно просто, никогда раньше так не делали. А свет отключают же не в первый раз.
- Осип, ты очень хороший сотрудник. Я говорю это совершенно искренне. Успокойся! И езжай домой. У тебя жена инвалид и сын без присмотра – удели время семье, будь же и хорошим отцом и мужем, право-слово.
- Хорошо, Пётр Юрьевич. Придёт сюда военный – я сдам ему караулку.
- Вот и славно! До свиданья.
- До свиданья.
Едва Осип отключил связь, раздался ещё один внутренний вызов.
- Лазо, охрана.
- Оська, тебе выходной объявили?
- Да, Дим. Талов позвонил.
- И нам! Займёмся твоим рыдваном?
- Идёт! Давно пора ему ревизию устроить.
- Ося, я пяток талонов на инет утырил… Если добавишь – захватим пивка!
- Дим, не искушай. Тебе, бобылю, ни про кого думать не надо, а я так не могу.
- Ладно. Прихвачу ламп и пару ПРУ для светильников. Только ты меня не обыскивай на проходной!
- Договорились.
Осип и Дима ремонтировали пикап. Лазо ковырялся под капотом, а Холодов сидел в кабине и потрошил косу проводки, висящую из-под приборной доски. Ключ в очередной раз сорвался с головки болта и Осип, ушибший руку до крови, зашипел и шёпотом выругался.
- Здравствуйте, – раздался за спиной звонкий голосок, – меня Гоша прислал.
Лазо вздрогнул от неожиданности и осторожно выбрался из-под капота.
- Здравствуй! А сам Гоша где?
- Вы дядя Осип? – Он кивнул. – Можно я вам на ухо скажу?
Лазо хмыкнул и присел.
- Говори.
Лиза пригнулась и прошептала:
- Гоша в руинах. Его робот на мину наступил и стоит, как неживой. Он нам велел убегать и мы убежали. Гошка там караулить остался. А меня к вам послал!
Опешивший Осип плюхнулся на задницу и выронил ключ.
- Ёк макарёк! Миленькая, что же… Ох. Робот про мину что сказал?
Лиза вытаращила глаза и, прижав палец к губам, показала бровками в сторону Димы.
Осип помотал головой.
- Он знает про робота. Что он про мину сказал? Пехотная?
- Да.
- Хре… плохо. Вот что! Постой здесь, я в гараж сбегаю.
Он поднялся на ноги и побежал, а Дима, выкарабкался из кабины, ругательски ругая свой протез.
- Что там с роботом? Он себя ведёт агрессивно?
- Нет! Он нас от собаки защитил, а сам на мину попал. Стоит на ней и не шевелится!
Холодов почесал макушку и кивнул.
- Это хорошо, это правильно. Гоша спрятался?
- Да!
Вернулся Осип, одетый в бронежилет.
- Тебя как зовут?
- Лиза.
- Хорошо. Лиза, отведи меня к Гоше. Сможешь?
- Конечно! А вы Арди поможете?
- Посмотрим. А ты куда собрался, чёрт хромой?! Димка, сиди тут, ну тебя в задницу!
Гошу они нашли сидящим в том месте, где он с роботом выкапывал из кучи здоровенный, искорёженный толкающий брус бульдозера. Осип осмотрел сына и, убедившись, что тот невредим, первым делом выругал его:
- Гошка, чтоб тебе скиснуть! Я сколько раз тебе говорил, чтоб ты не шастал в руинах?!
- Па, я эту железину давно нашёл, сам бы не вытащил же. Вот и привёл сюда Арди… а тут псина эта бешеная! Ну па, это же перевёрнутые кучи, в них нет ничего опасного!
- А где робот? Мина где?
Гоша молча встал с бруса и повёл отца в нужном направлении.
- Вон он.
Картина Осипу предстала нерадостная: робот, одетый в его старые шмотки, стоял под согнутым, словно виселица, столбом, возле горы ни на что не годного хлама. Велев детям уйти за кучу, он осторожно приблизился к роботу и спросил:
- Под какой ногой?
- Левой.
- Тип определил?
- «Фурия», но не тросовая.
- Худо. – Осип в задумчивости зажал в зубах согнутый палец. – Стоит сдвинуться – шарахнет.
- Сначала взлетит.
Мужчина кивнул. На фронте, да и после войны, ему доводилось обезвреживать мины, но «фурия» не имела устройства деактивации! Сейчас робот держал своим весом взведённый боёк, но стоило ему отойти – вышибной заряд подбросит мину на метр и та взорвётся, раскидывая шрапнель во все стороны.
- Чёрт! Вот что теперь делать?!
Робот вытянул руку в сторону кучи хлама и проговорил:
- Подай вон ту трубу.
- Зачем?
- Ты уведёшь детей подальше. Я отойду на шаг. Когда мина выпрыгнет – ударю трубой и лягу. Есть шанс, что в меня попадёт не очень много шрапнели.
Осип посмотрел по сторонам, прикинул – есть ли поблизости что-то, что может пострадать от взрыва. Затем принёс роботу трубу, снял с себя бронежилет и надел на торс Арди. И сказал:
- Отбивай в ту сторону, там пустырь. Я свистну, когда мы будем в безопасном месте.
- Хорошо.
- Ну… удачи тебе, что ли?
- Спасибо. Уходите.
Лазо поспешил прочь. Ухватив сына и Лизу за руки, он быстро завёл их за горку строительного мусора, велел им лечь и сам встал на колени рядом с ними. Потом громко свистнул и прикрыл собой детей. Послышался хлопок… но взрыва не последовало! Осип поднялся с ребятишек и тревожно прислушался. Минуту спустя послышались шаги и из-за кучи показался робот.
- У неё детонатор прокис.
И принялся снимать бронежилет. Осип утёр лоб ладонью и подмигнул Гоше.
- Повезло!

Глава 18
Осип, вернувшись во двор своего дома, перво-наперво успокоил Диму, успевшего за время отсутствия хозяина закончить ревизию машины. Мужчины выпили оставшуюся бутылку пива на двоих и успели даже обсудить ЧП в руинах. Строго говоря, ни бешеные собаки, ни боеприпасы не были новостью в этих местах. Не зря же была размещена в их городе воинская часть с сапёрным подразделением!
- Ося, ты мне вот что скажи. Почему ты оставил детей в руинах?
- Дим, да с этим роботом их можно на динамитной фабрике со спичками оставить. Под его присмотром – пусть роются.
Дима с сожалением посмотрел на пустые бутылки и вздохнул.
- Ось, а на что Гошке боны?
- Не знаю. Последний раз он их потратил в аптеке – Нинино лекарство оплатил. Сергеич, паразит, без бонов не отдал, несмотря на рецепт.
Холодов уважительно присвистнул.
- Молодец.
И в этот момент в руинах, в той стороне, откуда вернулся Осип, грохнул взрыв. Мужчины спрыгнули с кузова пикапа, где сидели и вытянули шеи. Они не успели обменяться ни единым словом, когда заметили спокойно идущих к дому Гошу с Лизой.
- Гоша, где робот?
- Па, Арди нашёл ту мину. Когда мы уходили, он её под тем обломком пристраивал.
- Зачем?!
- Дядя Осип, они копали-копали, а там этот… Гош, кто он?
- Отвал. Пап, там, под кучей, оказалось, что брус к отвалу прикреплен. Арди посмотрел и сказал, что без резака не отделить. А потом спросил – зачем мне это железо. Я объяснил. Он сходил за миной и велел нам домой идти… а, вон и сам идёт!
Осип грустно покивал и только и смог, что посоветовать:
- Сынок, объясни Арди, что на каждый взрыв приезжают сапёры. И что не всё можно объяснить самопроизвольным подрывом! Идите в дом и не высовывайтесь, а ты, робот, скройся в гараж и выключись от греха!
Примчавшиеся на взрыв сапёры обнаружили там двух поддатых фронтовиков, волокущих бульдозерный брус-толкатель к пикапу. Штраф выписывать не стали. Напротив: помогли погрузить железину, да вдобавок выволокли своим броневиком ещё и отвал – пусть мужики себе пивка возьмут на те лишние боны! Оно нехорошо, конечно, взрывы в жилом районе устраивать, но дело-то сделали хорошее. И мину обезвредили, и металл, опять же, Родине! А заодно пристрелили здоровенную псину, что металась меж куч с окровавленной мордой.
А Гоша с Лизой тем временем, сидели на ящиках у гаража и разговаривали.
- Гош, а на что ты боны собираешь? Секрет? Ну ладно, не говори.
- Лиза, это не на баловство. Я не говорю потому, что это для меня слишком важно, понимаешь?
- Не-а. Но можешь не говорить, если так надо тебе.
- Мы с Арди утром ракету нашли… Неразорвавшуюся. Откопать не получится, а как я сапёрам докажу, что там что-то есть? И что скажу, когда спросят – как узнал про ракету? Про робота же нельзя заикаться даже, его сразу заберут. Поди докажи, что он больше не диверсант. Иностранный Ар Ди… Эх! А так бы за этакую находку мне б выписали такие бонусы!
Лиза промолчала. Послышался шум подъехавшего пикапа и Осип Лазо подошёл к детям, вынул из кармана толстую пачку бонов и подал сыну.
- Сами поделите. Гош, я Диме три отдал, не возражаешь?
- Па, да что ты! Мог и пять отдать! Я без вас с этим железом всё равно бы не справился, а за вызов с весовой больше бы вычли.
Гоша протянул сложенные ковшиком ладони отцу и предложил взять. Отец отказался, кивнув на Лизу.
- Ей выдели. А я домой её отвезу – темнеет уже, не надо девочке в такое время одной.
Лиза, всё такая же задумчивая, из вежливости взяла две картонки и пошла в дом за ноутбуком. Осип с Гошей проводили её взглядом и посмотрели друг на друга.
- Гош, ты её обидел что ли?
- Нет. Сам не понимаю, что с ней!
- Ладно, закрой гараж и иди помоги маме ужин накрыть.

Глава 19
Утром следующего дня Лиза надела школьную форму, несмотря на каникулы. Ей предстояло нанести визит в государственное учреждение и выглядеть при этом следовало соответственно! Где располагается воинская часть, она знала, но где искать сержанта Чижова, предстояло узнавать на месте.
Подойдя к шлагбауму КПП, Лиза постучала в оконце караулки и когда заспанный солдат открыл, спросила:
- Где я могу найти сержанта Чижова?
- Кхм-кхм! С какой целью?
- У меня к нему важное дело!
- Ясно. Сержант Чижов ваш родственник?
- Нет. Он мой знакомый.
- Ясно. Чижов – сержант каких войск?
Лиза задумалась, вспоминая нужное слово.
- Он этот… он мины ищет!
- Ясно! Значит сапёр. Сейчас узнаю, ждите.
Солдат отошёл от окна, а Лиза от волнения чуть не начала приплясывать – никогда раньше ей не приходилось по своей инициативе общаться с такими важными людьми!
- Гражданочка! Пройдите в помещение.
Гражданочка изрядно струхнула, но отступать было поздно. Лиза глубоко вздохнула и вошла в караулку. Солдат сидел за столиком, положив руки на клавиатуру компьютера и смотрел на монитор. Потом поправил вебку и строго проговорил:
- Назовите фамилию, имя и отчество.
- Никитина Елизавета Борисовна.
Солдат прокликал пальцами по клавиатуре.
- Местный житель?
- Да.
Клик-клик.
- Цель визита – личная беседа?
- Да.
Клик-клик.
Зажужжал принтер и солдат вытащил пропуск с Лизиной фотокарточкой. Прочитал, от руки вписал время и, подав его девочке, объяснил:
- Пройдёте от КПП прямо, до Т-образного перекрёстка. Там вас встретят. Перед уходом не забудьте отметить в пропуске время! Пройдите через детектор.
Лиза прижала пропуск к груди обеими рукам и прошла сквозь подкову на территорию части. Лишь отойдя от караулки на пару десятков шагов, она смогла перевести дыхание. А на Т-образном перекрёстке её дожидался сержант Чижов!
- Здравствуйте!
- Привет, Лиза Никитина. Что-то случилось?
- Да! Нет. Ой!
Сержант рассмеялся, взял девочку за руку и повёл к мобильным домикам.
- Не волнуйся, Лиза. Военные – такие же люди, как все. Только военные.
- Я постараюсь. А как вас зовут, сержант Чижов?
- Вячеслав. Слава.
- Слава, у меня к вам важное дело. Очень важное.
Они подошли к одному из домиков и Слава открыл дверь.
- Входи. Там поговорим, раз важное дело.
Внутри домика сидели за столом ещё трое военных, двое из них играли в электронные шахматы, а третий наблюдал.
- Они нам не помешают? Ясно, помешают. Дай пропуск отмечу и поговорим на лавочке.
Лиза протянула бумажку и Чижов, вынув из маленького настенного сейфа штампик, сделал пометку и вписал время. Вернул и повёл девочку к выходу. На улице они зашли за домик, там располагалась беседка с вывеской «Место для курения».
- Садись и рассказывай, Лиза Никитина.
- Ой. Ну так. Гоша – это мой друг – нашёл ракету. Крылатую. Откапывать он её не хочет – там же опасно!
- Продолжай. – Лицо Чижова стало серьёзным. – Дальше!
- Он, Гоша то есть, не знает, как сообщить о находке.
- Ничего не понимаю. Почему? Это же просто, позвонить в милицию или МЧС!
- Слава, а как он объяснит, откуда знает про ракету?
- Стоп! Лиза, ты сказала, что Гоша, твой друг, нашёл ракету. Так нашёл или узнал?
- Он знает, где она лежит, но её не видно. Но Гоша точно знает, что она там! Слава, ну вы же можете проверить?
- Это мы можем. Но откуда у Гоши сведения?
- А вот это нельзя говорить. Но, Слава, ракету же тоже нельзя вот так оставлять?!
Сержант задумался. Его первой мыслью было – доложить по команде. Но как обосновать полученные сведения? Если поднять команду и не найти ракету – неприятности будут у всех. Если не поднимать и ракета всё-таки будет обнаружена как-то иначе – про самопроизвольный подрыв даже думать не хотелось! – неприятностей будет ещё больше.
- Вот что, Лиза Никитина, поступим так: позвони Гоше, пусть он придёт сюда и я с ним поговорю.
- Он не придёт. Я же говорю, он не может сказать, от кого знает про ракету. Но он точно знает, где она лежит. И что она там точно есть.
- Ясно. Тогда жди меня здесь. Я возьму пропуск в город.
- Слава, а вы как определите – есть там она или нет?
Чижов усмехнулся.
- Ты на КПП через подкову проходила?
- Да.
- Так вот, детекторы у нас и карманные есть!
- Ой, а можно…
Слава сделал рукой жест, предлагая закончить фразу.
- Пропуск можно себе оставить? Он с моей карточкой…
Сержант рассмеялся и утвердительно кивнул.
Чижову не просто дали пропуск, ему ещё и разрешили взять джип. Они подъехали к дому Лазо и Лиза, попросив сержанта подождать в машине, побежала искать Гошку. Тот был во дворе – складывал в поленницу добытые в руинах дрова.
- Гоша, идём!
- Куда?
- Да идём же! Ну быстрее!
Увидав у забора воинский джип, мальчик едва не повернул обратно, но Лиза с силой потащила его за руку.
- Да не бойся ты, это Слава Чижов, он мой друг!
Гоша только хлопал глазами и опасливо озирался. Сержант улыбнулся и открыл дверцу.
- Садитесь, дети. Устраивайтесь поудобнее! – Когда они забрались на заднее сиденье и закрыли дверь, он повернулся и спросил: – Тебя зовут Гоша Лазо?
- Да.
- Хорошо. Гоша, мы сможем проехать к ракете на этой машине?
- Нет. Да. Там… не доедем немного.
- Нестрашно. Куда?
Гоша кратко объяснил и Чижов тронул джип с места. Через десять минут они подошли к высокой горке и мальчик, взобравшись на соседнюю кучу мусора показал.
- Вон там. Видите? Это дом ракеты. Она ему крышу сорвала, но не взорвалась. Оттуда она долетела сюда, – Гоша развернулся и показал на землю, – вот тут грохнулась, пропахала вот эту канаву и зарылась в землю. А мусор на неё уже позже навалили.
Чижов повернулся к дому ракеты, потом к канаве, словно проверяя правильность курса, затем спустился с кучи, помог слезть Гоше и, вытащив из кармана прибор с телефон размером, по канаве направился к горке. Там он присел, поводил детектором над землёй и встал. Вытянул из корпуса длинный, почти полуметровый щуп и принялся утапливать его в кучу, глядя на дисплей. Щуп натыкался на камни и Слава вытаскивал его, втыкал рядом, и так до тех пор, пока не загнал на всю длину. Потом вытащил щуп, убрал его в корпус и вернулся к ожидавшим в сторонке ребятам.
- Ты прав. Ракета всё ещё здесь и, судя по всему, почти целая. Детектор показал следы топлива в почве и наличие взрывчатки под кучей. Причём её там реально сотни килограммов.
Гоша с Лизой облегчённо вздохнули.
- Слава, а что нам дальше делать?
- Гоша, пожалуйста, скажи мне – от кого эти сведения о ракете? Хоть в общих чертах. Пойми, мне же в части как-то нужно объяснить!
Мальчик помялся и, отвернувшись, сказал:
- Мне рассказал тот, кто видел, как падала ракета. А кто он – я не скажу.
- Что ж, достаточно и этого. Идёмте к машине.

Глава 20
Осип Лазо шёл домой в скверном расположении духа: за то время, что РРЗ был отключен от энергоснабжения, произошла крупная кража. Такое случалось и раньше – то палета батарей «испарилась» бесследно, то подсобные рабочие вынесли оружие БР и пытались реализовать… Милиция приняла всю партию, потом на завод вернули, для утилизации. Были и не столь масштабные. Но в этот раз дело дошло до кражи трёх роботов, причём не простых, а импортных РР, переоборудованных для работы на заводе. И что хуже всего – согласно табеля, Осип Лазо в это время находился на дежурстве! И теперь предстоял визит в милицию, общение со следователем и прочие неприятности.
Дома он первым делом отозвал в сторонку сына и предупредил:
- Гош, не ходи пока в руины с роботом. РР и наш РД почти неотличимы, у них разница только в программе. А внешне разведробот ничем не отличается от робота-диверсанта.
- Я знаю, па. Железо одно, а ПО разное.
- Именно. Сынок, наш Арди… краденый, что уж теперь. А с завода на днях упёрли трёх РР, перепрошитых. То, что я к этой краже непричастен, доказать несложно – куча свидетелей, что я был дома. Да и сапёры подтвердят, что разговаривали со мной в тот день в руинах. Но, Гош, Арди-то я, как ни крути, спёр же. Понимаешь?
- Понимаю. Папа, наверное, лучше его вообще пока выключить? Тех роботов будут сканерами искать?
Осип кивнул и похлопал Гошу по плечу.
- Правильно. И реактор пригаси.
Мальчик кивнул. Потом вскинул глаза и тихо прошептал:
- А можно завтра? Я маме его показать хотел, она боится – думает, что Арди может мне что-нибудь сделать.
- Это можно. Но отключишь не завтра, а после демонстрации. Договорились?
- Да!
Они зашли в дом и Нина принялась кормить их завтраком. Перекусив, Лазо-старший переоделся в «чистое» и отправился в милицию, а Гоша, велев матери не убирать со стола и не мыть посуды, помчался в гараж.
- Арди! Сейчас пойдём в дом и я познакомлю тебя с мамой. Ты должен сделать всё, чтобы ей понравиться! Ясно?
- Да. Я буду стараться.
Нина, терпеливо сидевшая у неприбранного стола, думала о том, что Осип что-то скрывает, не говорит ей. Ведь он никогда и никуда не ходил после суточного дежурства, всегда приходил домой, завтракал и ложился спать. И вставал не раньше обеда. А вот сегодня сослался на дела в городе и ушёл. Да ещё и в «чистом». Тяжело вздохнув, она принялась было стирать со стола крошки, когда в дверях нарисовался довольный Гошка с роботом за спиной.
- Мам! Я же просил. Арди, убери со стола.
Робот отодвинул мальчика, подошёл к столу и едва не смёл с него всё одним махом. Лишь визг хозяйки и Гошин вопль остановили этот широкий жест. Арди замер и встал по стойке «смирно».
- Уточните задачу.
С горем пополам, в два голоса, матери с сыном удалось растолковать роботу, что имелось в виду. Он принялся за работу, Нина суфлировала по мере надобности, а Гошка с довольной улыбкой наблюдал. Когда на кухне был наведён порядок, близкий к идеальному (Арди даже пол подмёл!), все трое переместились в гостиную и завели беседу. Сперва Нина задавала разные каверзные вопросы, но постепенно разговор перешёл на нормальные рельсы, она даже рассказала, как ещё до войны впервые увидела боевого робота на выставке.
- Арди, а где тебя сделали?
- Киотский завод роботехники, Япония.
Женщина присвистнула от удивления и покрутила головой.
- Надо же. Я видела только наших и европейских. Не! Одного американского видела, но раскуроченного – в него из гранатамёта шарахнули. А ты как в наших краях очутился?
Робот помолчал немного, затем ответил:
- Был доставлен на самолёте и десантирован с парашютом.
Нина посмотрела на сына и тот пожал плечами.
- Мама, ты задавай вопросы как-то более конкретно. Он же машина всё-таки, вон со стола как чуть не убрал!
Они немного посмеялись, Гоша вспомнил, как Арди понял буквально и выполнил его просьбу заткнуть крысу: изловил тварь, нашёл в мусоре бутылочную пробку и вставил ей в рот. И отпустил!
- Ну да. Тут надо уточнить. Ты какое здесь задание выполнял?
- Мои заводские настройки стёрты. Информация в памяти логического процессора субъективна.
Нина нахмурилась и посмотрела на робота с подозрением, а Гоша поспешил сменить тему.
- Арди, а расскажи как ты ракету видел.
Робот немного помолчал, потом принялся за рассказ. Поначалу его речь была нескладной, машинной, но постепенно Арди начал говорить как обычный человек.
- Чуть больше тринадцати лет назад я был свидетелем попадания крылатой ракеты «калибр» в жилое здание номер пятнадцать по улице Зелёной. Ракета ударилась в вертикальную стену чердачного помещения, но по какой-то причине взрыва не произошло. Ракета пересекла чердачное пространство, пробила противолежащую стену и продолжила полёт. Однако при ударе о несущие стойки крыши её крылья отделились от корпуса, вероятно было нарушено что-то ещё. Двигатель ракеты продолжал работать, она пролетела порядка трёхсот метров и ударилась о землю. Продолжая движение, ракета углубилась в грунт и остановилась, почти полностью погрузившись в почву. Двигатель работал ещё около минуты, затем пламя погасло, но взрыва так и не последовало. Как я понял, у ракеты не сработало ни одно устройство подрыва заряда.
- А ты где в это время был?
- На чердаке дома номер пятнадцать.
Нина всплеснула руками, а Гоша вскрикнул:
- Ну ничего себе совпаденьице!
- Это не было совпадением.
- То есть?
- Ракета была направлена на меня.
В доме повисла тишина. Эти слова, произнесённые машиной, прозвучали как-то совсем обычно и в то же время страшно! Нина закрыла лицо рукой и отвернулась. Гоша сидел и в ступоре хлопал глазами. Робот просто неподвижно сидел на табурете и безмолвствовал. Было слышно, как на улице чирикают воробьи, их голоса казались в этой тишине неприлично громкими. Первым подал голос Гоша:
- Ты сказал – «калибр»?
- Да. Морского базирования. Стартовала с МРК типа «Углич», каспийская флотилия.
Нина убрала от лица ладонь и повернулась к роботу.
- Да, важная ты птица, надо полагать, раз по тебе с Каспия лупили. Что ж ты тут такого натворил, что заслужил персональную ракету?
Арди ничего не ответил. Женщина резко повернулась к сыну и почти прокричала:
- Немедленно отключи это!

Глава 21
Отпустили Осипа Лазо только после обеда. Пока допросили, пока вызвали сапёров, пока сличали показания… Но в конце концов отпустили. И он поспешил домой – что-то подсказывало Осипу, что придут с обыском. И искать будут не только у него, но и у всех соседей и знакомых. Робота следовало спрятать как можно быстрее!
Дома его встретила зарёванная жена. Осип метался, не зная, что сделать сначала: расспросить жену или куда-то спрятать Арди. Вошёл расстроенный Гоша.
- Сынок, где робот?
- В гараже. Я всё сделал, как ты просил.
- Беги назад и скажи ему, пусть немедленно спрячется где-нибудь! Боюсь, что тут скоро весь район обыскивать начнут.
Мальчик пошёл было к выходу но обернулся и вскрикнул:
- Но он же не сможет отключить реактор!
Осип застонал и схватился за голову, на глазах Гоши навернулись слёзы… И тут Нина, шмыгнув носом, горько обронила:
- Да ни черта с ним не сделается! Спрячется и ни одна ищейка не найдёт эту проклятую тварь! – Она промакнула глаза платочком. – Гошка, что встал столбом?! Марш в гараж!
Милиция приехала через полчаса. С ними был лейтенант Савчук из подразделения кибербезопасности. Они тщательно проверили дом и двор Лазо с помощью приборов, попрощались и направились в сторону дома Хабаровых. Там они тоже не задержались надолго. Обойдя все жилые и более-менее уцелевшие дома в районе, сыщики и военный сгрузили приборы в броневик и удалились в сторону многоэтажек.
Гоша с отцом сидели на крыльце и вяло перебрасывались репликами. Уставший, невыспавшийся, изнервничавшийся Осип едва сдерживался, чтоб не выругаться, а перепуганный и зарёванный Гоша всхлипывал и вздрагивал.
- Папа, как мы его теперь искать будем?
- Не знаю! Господи, да на кой же чёрт я вообще затеял эту хренотень?! Одни неприятности от этого гадского робота!
- Ну па! Не надо так! Он не гадский, он Лизу от бешеной собаки спас, меня от мины… Папа, ну ты же сам знаешь!
- Ой, Гошка, не дави ты мне на жалость, я тебя умоляю!
- Ну па, Арди же не виноват, что ты… что он…
- Что?
Мальчик отвернулся и буркнул:
- Что он краденый.
Осип схватился за голову и замычал, стиснув зубы. Послышался щелчок замка и на крыльцо выехала Нина.
- Идите в дом, нечего тут комаров кормить.
Гоша повернулся к матери и спросил:
- Мама, почему ты сердишься на Арди?
Женщина долго молчала. Потом подъехала к сыну вплотную и потрепала ему волосы на макушке.
- Гош, да я не на него сержусь. Именно этот робот лично мне ничего не сделал. Только вот не получается забыть никак.
- Мам?
- Нина, не надо. Рано ему…
- Осип Лазо! Рано, не рано – неважно! Как бы поздно не стало.
- Ма-ам?
- Не мамкай! Твой отец на фронте боролся с этими машинами. И на каждого уничтоженного робота приходилось по десять а то и по двадцать погибших бойцов! Таких же, как твой отец. А твоя мать, никогда и не видевшая фронта, едва не погибла во время облавы на вот такую же механическую тварь. Того тоже на парашюте скинули. Полиция и казаки гоняли его, как чумную крысу, вытравливали сигма-излучателями изо всех щелей. А когда загнали и окружили, тот робот выбил заднюю дверь и забежал в спортзал школы, где я училась. Он схватил меня и Розу Резович, прикрывался нами от излучателей… – Нина вытащила платок и промакнула глаза. – Остальные успели отбежать. В общем, Роза осталась инвалидом с того самого дня, а я… Меня вроде как вылечили. Только вот когда я оказалась перед выбором: ходить и не иметь детей или иметь детей, но остаток жизни провести в кресле-каталке... Ты можешь догадаться, что я выбрала.
Они долго молчали, думая каждый о своём. Осипа разобрала зевота и он только кряхтел и хрустел челюстью, разевая рот. Нина немного успокоилась и теребила в руках платочек. А Гоша тихо плакал, подперев щёки кулачками.
- Мам, пап. Ну ведь Дима Холодов стёр Арди вредоносные программы. Вы же сами видели – он никому не делает зла. Он наоборот – помогает нам.
Нина дёрнула плечами, не найдя слов, Осип в очередной раз зевнул с хрустом и обнял сына за плечи.
- Как бы там ни было, я не знаю, где и как его искать. Если уж милиция и тот офицер его не нашли…
Послышались шаги и из-за угла дома вышел робот. Он приблизился к сидящим людям и сказал:
- Я расскажу что делал здесь во время войны. И почему за мной охотились.

Глава 22
Дима Холодов сидел в кабинете следователя и чесал колено протеза. Эти непроизвольные, совершенно бессмысленные почесушки начинались всякий раз, когда он нервничал или задумывался.
- Дмитрий, вы можете вспомнить, во сколько вы позвонили Лазо в день отключения энергии на РРЗ?
- Точно не скажу, на часы не смотрел. Почти сразу после обеда.
- А главный инженер звонил вам незадолго до этого?
- Да. Я только вернулся из столовой, обед ещё даже не закончился.
Следователь что-то просмотрел на мониторе компьютера, сделал пометки.
- Хорошо. А вы не можете сказать – зачем главный инженер позвонил вам сам, ведь это было совершенно необязательно.
- Хе. – Дима улыбнулся. – Видите ли, я имею привычку работать даже тогда, когда это вовсе не обязательно. Бывает что не хожу на обед. После смены остаюсь. Видимо, Пётр Юрьевич, зная эту мою привычку, решил позвонить мне лично и предупредить.
- Вот как! Понятно. – Следователь внимательно посмотрел Диме в глаза. – А вот скажите, Дмитрий, вы не замечали каких-либо странностей за Таловым? Он не давал вам поручений, не связанных с работой?
- Ну-у-у… Так вот сразу как-то… Даже не знаю. А к чему вы это?
Следователь сцепил пальцы в замок и поджал губы.
- Послушайте, Дмитрий, это очень важно. Речь идёт о честном имени вашего друга, Осипа Лазо. На сегодняшний день выходит так, что именно он – главный подозреваемый по делу о краже роботов.
- Что-о-о?! Да вы совсем тут все свихнулись?! – Дима вскочил на ноги, опрокинув стул. – Ося?! Да вы… как язык только повернулся?!
Следователь встал и замахал руками, успокаивая покрасневшего от гнева инвалида.
- Тише, тише, Холодов! Сядьте! Успокойтесь, садитесь. Ну что вы, право-слово!
Дима поднял стул и грохнул его ножками об пол. Потом сел и принялся остервенело скубать протез.
- Вы, товарищ следователь, на меня руками не машите! Я Осю не один год знаю, мы с ним всю войну в разведке на брюхах проползали! А когда мне «фурией» ногу оторвало, он меня на горбу своём, бегом, под бомбёжкой…
Следователь вынул из стола пластиковую четвертушку минеральной воды, свернул с неё пробку и поднёс Диме.
- Да я и сам не верю в эту версию, Дмитрий, понимаете? – Он забрал у собеседника бутылочку и отпил. – Я тоже воевал, танкист. У меня в голове не укладывается. Поэтому и пытаюсь найти того, кто причастен к этому преступлению.
Следователь протянул минералку Диме, тот отмахнулся. Вернувшись за стол, он отхлебнул ещё глоток и завинтил крышку.
- Вернёмся к Талову. Подумайте, вспомните: не замечали ли вы за ним чего-то... этакого?
Дима оставил в покое протез и принялся усиленно скубать макушку.
- Да чёрт его знает. Скользкий он какой-то. Ходит, как привидение, лыбится, как китайский болванчик, а глазки такие паскудные. Вот вы про поручения спрашивали… Подсовывал он мне процессор от РР импортного! Там парни из ЦЗЛ напортачили, я ещё удивился – почему просто не удалили вредоносные файлы? У машины возникали противоречия: заводские настройки требовали действий разведывательного характера, а новые, наши, требовали выполнения поручений производственного характера.
- Стоп-стоп-стоп! Не увлекайтесь. Талов?
- Ах да, – Дима снова принялся чесать титановое колено, – Талов. Тут вот что: я не раз менял настройки ЦП самых различных машин. Это моя прямая обязанность. И в тот раз я не обратил внимания, а сейчас подумал – а с какого перепугу Талов отдал процессор в ЦЗЛ? И вообще – чего это он сам, лично, начал таскать процессоры? И – заметьте! – именно процессоры импортных РР! Когда я доложил Юрьичу, что прошил ЦП по отработанной технологии, он скривился, как от изжоги. Потом заулыбался, поблагодарил и разрешил остаться вечером, повозиться со своими хотелками.
Следователь слушал внимательно, не перебивал, лишь периодически поднимал правую бровь. Когда Дима умолк, он внезапно спросил:
- Вы знали Талова до войны?
- Нет. Я же не здешний, я тут осел уже после войны. От моего родного города вообще ничего не осталось – над ним «трайдент» долбанул. – Дима опустил голову и слабо махнул рукой.
- Ваши не успели эвакуироваться? – Холодов отрицательно покрутил головой. Следователь скрипнул зубами и слегка пристукнул кулаками по столу. – Ну что ж... спасибо вам, Дмитрий. Давайте пропуск отмечу. Если что-то вспомните – звоните в любое время! До свиданья.
Мужчины пожали друг другу руки и Дима, хромая, покинул кабинет. Следователь вернулся за стол и вытащил из ящика стола телефон.
- Алло. Капитан Ивин, милиция. Товарищ майор, нужно поискать информацию на Талова Петра Юрьевича. Он местный, необходимо просмотреть довоенные файлы – что сохранилось. Просто я уже не в первый раз слышу про него нелестные отзывы. Подождать? Хорошо, я жду, товарищ майор. Спасибо.

Глава 23
Лиза шла с рынка, слушая в наушниках радио с сотового. День был солнечный, в предстоящие выходные планировалось доброе семейное мероприятие: обед во дворе, приготовленный на мангале. По этому поводу Лизе были выданы продуктовые карточки и вот она шла домой, катя за собой сумку на колёсиках, в которой лежал толстенный карп, свежая зелень, несколько луковиц и баночка с приправой для рыбы.
Неожиданно кто-то выхватил у неё из руки ручку сумки и Лиза, выдернув наушники, резко обернулась. Перед ней стоял Жорка-Бай и грозил ей кулаком. Другой рукой он прижимал её сумку к своему жирному брюху.
- Только вякни – убью!
Слёзы брызнули из глаз девочки, она оглянулась, ища помощи, но вокруг, как назло, не было ни души!
- Отдай!
- Заткнись, сучка! – Бай повернулся и пошёл в сторону пустыря, загребая пыль своими кривыми ногами.
Лиза сжала кулачки, топнула ногой и заверещала изо всех сил:
- Пожа-а-а-ар!
Жорка вздрогнул, обернулся, покрутил пальцем у виска и прибавил шагу.
- Гори-и-им!
Послышался дробный стук – кто-то бежал на её крик.
- Пожа-а-ар!
Из-за угла выскочил и подбежал Слава Чижов.
- Где пожар?! Девочка, что горит?! Лиза?..
- Чижов, Чижов! Вон тот гад у меня сумку отнял! Вон он, вон, бежит!
Сержант покрутил головой и, не обнаружив ни огня, ни дыма, рванул догонять хулигана. Он быстро настигал Бая, отчаянно перебиравшего ногами, но где этому заплывшему салом подростку было состязаться с тренированным, хорошо физически подготовленным сержантом ВС? Понимая, что проигрывает, Жорка бросил сумку и, размахивая руками, словно ворона крыльями, попытался оторваться без добычи. Тщетно! Чижов, перескочив через сумку, настиг его и, слегка подпрыгнув, врезал армейским ботинком под зад. Получив неожиданное ускорение, Жорка сделал широченный прыжок, но вторую ногу выставить уже не успел и грохнулся плашмя, ткнувшись рожей в землю. А Слава поджал ноги и с ходу всем весом приземлился ему на спину. Бай раскрыл рот, но вопль не состоялся: земля моментально забила открывшееся на Жоркиной морде отверстие. Чижов, не медля ни секунды, вскочил и, придавив коленом шею хулигана, вывернул ему правую руку едва не до затылка. Тот снова попытался заорать, но лишь выплюнул набившуюся в рот грязь.
- Попался, субчик. Лежи и не дёргайся, подонок! Тварь, у ребёнка отнимать – на большее не способен?! У-у-у, погань!
Чижов от души врезал Баю по рёбрам кулаком. Тот охнул и затих. Подошла Лиза, подобравшая сумку.
- Слава, это Жорка-Бай, он со своими дружками Гошу избил. Его дядя Осип за это верёвкой выпорол! Но он не уймётся никак, он и раньше маленьких обижал, я знаю. В школе все знают про Жорку-Бая и его банду, они в доме ракеты себе штаб устроили, одну девочку туда затащили и… они её маму запугали, чтоб в милицию не ходила!
Чижов внимательно выслушал девочку и кивнул.
- Хорошо, Лиза, я всё понял. Сейчас доставлю этого героя в милицию и будь спокойна: оттуда он направится прямиком в кутузку, а после суда – в колонию.
Бай, поняв, что влетел по полной и не открутится, взвыл и грязно выругался. Слава ухватил его за чёрные космы на затылке и несколько раз хорошенько ткнул мордой оземь.
В милиции Жорку приняли тепло: зафиксировав заявление от сержанта ВС, сотрудники отвели малолетнего бандита в подвал и, выдав N-ное число тумаков, заперли в КПЗ. В следующий раз Жорка-Бай увидел родной город уже сквозь решётку воронка, увозящего его в сторону мест не столь отдалённых…
А в субботу, во дворе дома Никитиных, был торжественно испечён на решётке многострадальный карп. Лизиной маме пришлось чистить рыбину не только от чешуи, но и от осколков разбившейся стеклянной баночки. Зато приправа в блюдо попала без её вмешательства. Как, впрочем, и в зелёный салат.

Глава 24
А по другую сторону пустыря, семья Лазо, собравшаяся в гостиной за столом, слушала рассказ Арди. Робот сидел напротив хозяйки, на табурете, положив ладони на край столешницы. Голос его был негромок, но совершенно внятен.
- Меня забросили в этот город, когда стало ясно, что русские скоро выбьют из него войска НАТО. У меня была строго секретная миссия, которую следовало выполнять в тайне как от русских, так и от их противника. Именно поэтому в мой ЦП был установлен чип экс лоджикел пройсессэ двадцать дробь семь. Это давало мне возможность самостоятельно ориентироваться в реальных условиях, принимать собственные решения, а не действовать по чьим-либо приказам. Но для успешного выполнения задания мне следовало найти в городе человека, который должен был помогать мне.
Моей задачей был сбор драгметаллов и тайный вывоз их в определённое место. Кроме этого, мой связной должен был показать место, где находился главный сервер роботостроительного завода, чтобы я мог выкрасть русские разработки в этой области. Ваши БР легче, мощнее, лучше вооружены. Это, второе задание, было секретным даже от командования НАТО, оно было мне дано ещё в Японии. Вывоз золота и прочих ценностей, интересовавших североатлантический генералитет, был прикрытием для моей основной миссии. Собственно, именно потому японские военные и передали меня союзникам, чтобы тайно завладеть вашими технологиями.
В то время я ещё плохо разбирался в людской психологии, многие вещи мне были совершенно непонятны. Я нашёл связного и он указал мне места, где хранились ценности, собранные для эвакуации, перед сдачей города противнику. Именно этот человек был ответственен за это, но он намеренно не выполнил свою задачу, чтобы присвоить золото. Я сгрузил всё в броневик и загнал его в сарай на окраине города, где не велись активные боевые действия. После этого связной показал мне карту, где было обозначено здание серверной. Туда я направился один, но опоздал – какой-то человек уже выкрал нужный мне жёсткий диск. Он был вооружён сигма-разрядником, поэтому я попытался с ним договориться, пообещав взамен драгоценности. Человек заинтересовался, как я тогда подумал – он не захотел покидать Россию с украденными секретами, это было слишком рискованно. А золото, как я решил, могло позволить ему безбедно жить и на родине.
- А кто был этот человек? – спросил Гоша.
Робот молча поднял указательный палец, прося не перебивать. Это был абсолютно человеческий жест.
- Пытаясь каким-то образом обыграть обоих этих людей, я в конце концов совершенно запутался. Русские войска подходили всё ближе, времени оставалось всё меньше. Я решил перепрятать золото, чтобы отвлечь одного и, заманив в ловушку другого, забрать жёсткий диск. Но обманутый мной связной, поняв, что золота ему не получить, решил спасаться. Он выехал из города, пробрался к русским и выдал им частоты, на которых работает мой ЦП. Именно по ним он и узнал меня, когда мы встретились. Как я полагаю, он рассказал обо мне достаточно, поскольку ваши ВКС запеленговали меня со спутника и устроили залп «калибрами» с каспийской флотилии. Именно эти, русские крылатые ракеты разнесли весь этот район города.
Я метался из стороны в сторону, на пределе сил уходя из под обстрела. Сменив позицию, я выключался и спутник терял сигнал, ракеты попадали в места, где меня уже не было. Последнюю ракету я не смог обмануть, но мне повезло: она оказалась бракованной. Только это и спасло. «Калибр» пролетел в двух метрах от меня и зарылся в землю в конце улицы, не разорвавшись. Но реактивная струя сбила с ног, я был повреждён обломками дома, произошло аварийное отключение реактора. ЦП отключился и спутник, переставший ловить сигнал, доложил о поражении цели.
Следующее, что я помню – меня включили и я увидел человека, выкравшего жёсткий диск, но постаревшего. Реактор не работал, хотя запас ядерного топлива не был израсходован. Батареи были едва заряжены. Выбрав удобный момент я сбежал, но энергии не хватило и я выключился в каком-то помещении между стеллажей. Потом меня включил Холодов, но ЦП был не в машине, я блокировал всё, что смог. Потом меня включили у вас во дворе, но прошивка процессора была радикально изменена. Осталась только память в экс лоджикел пройсессэ двадцать дробь семь. Я перестал быть роботом-диверсантом. Остальное вы знаете.
Осип отрицательно покрутил головой и сказал:
- Не всё. Твоего связного звали Талов Пётр Юрьевич?
- Нет. Это был Лившиц Семён Сергеевич.
Отец с сыном изумлённо переглянулись, а Нина чуть слышно выругалась.

Глава 25
Капитан Ивин и майор Приходько сидели в кабинете следователя и сосредоточенно изучали на мониторе найденные файлы. Ивин что-то копировал и переносил на свой планшет, Приходько заглядывал туда и хмурился всё сильнее. Закончив изучать довоенные данные, они раскатили стулья в стороны и переглянулись.
- Итак! Суммируя все имеющиеся факты, мы видим следующее: Талов до войны жил здесь, работал на РСЗ конструктором. Во время войны он продолжал работать, а когда дело дошло до эвакуации, остался в городе. Чем занимался во время оккупации – неизвестно. Далее! После освобождения города Талов обратился в госпиталь с лёгким ранением.
- Какое именно ранение?
Ивин заглянул в компьютер и прочитал:
- Поражение сигма-излучением третьей степени. Фигня, с фронта с этим пришли почти все.
- Ага. Продолжайте, капитан.
Ивин вернулся к записям в планшетнике.
- После выздоровления вернулся на завод, но производство боевой техники было прекращено и после войны здесь организовали РРЗ, где Талов и трудится по сей день. До последнего времени ни в чём подозрительном замечен не был, но коллегами и сотрудниками характеризуется как человек неприятный, себе на уме.
- Ну… это не преступление.
- Это – нет. А вот последние события показывают нам несколько иную картину, товарищ майор. Два месяца назад из сборочного цеха исчезла палета с батареями. Исчезла совершенно бесследно и ни одна из десяти батарей так нигде и не всплыла. Подождите! Я продолжу и вы поймёте. Следом за этим двое подсобных рабочих невем како вынесли партию стрелкового оружия, снятого с боевых роботов. И оружие это было полностью исправным! Как вы понимаете, такое возможно только под очень серьёзным прикрытием, это не лампочки и не роутеры, которых, простите, как дерьма за баней.
- Стоп! Стрелковое оружие? Оно же утилизируется в первую очередь! Кому пришло в голову приводить его в рабочее состояние?
- Вот именно, товарищ майор. Я продолжу? Спасибо. В нашей области за последние два-три года участились случаи разбойных нападений с применением…
- ...оружия, снятого с БР.
- Именно! И если последняя партия была нами перехвачена и всё-таки утилизирована, то не факт, что до того это не проходило незамеченным. Но вернёмся к Талову. Получив сообщение о предстоящем отключении завода от энергии, он замалчивает это и, подделав электронные документы, приглашает для охраны территории военнослужащих из соседнего округа, мотивируя это малочисленностью местного гарнизона и неэффективностью заводской СБ. Затем Талов снимает собственную охрану, удаляет с территории всех сотрудников, лично обзванивая едва ли не всех. И в эту же ночь с завода исчезают три импортных робота-разведчика!
- Они где-нибудь засветились?
- Да. Один был обездвижен в руинах и доставлен в подразделение кибербезопасности. Знаете, что он искал? Золото!
- Что? Твою дивизию! Перед оккупацией в городе осталось порядка ста килограммов – банковские слитки, монеты, ювелирные изделия. Кроме того – две частные нумизматические коллекции. По дошедшим до нас сведениям, всё это добро было вывезено НАТОвцами.
Ивин внимательно посмотрел на Приходько и хмыкнул.
- А от кого получены сведения?
- Ну… Это вполне достоверный источник. Семён Сергеевич был ответственным за вывоз ценностей из города, но по объективным причинам ему это не удалось сделать. Почти всё время оккупации он прятал их от НАТОвских мародёров, но ближе к концу войны сюда был заброшен совершенно особый робот-диверсант. Он выследил Лившица и пытками заставил его выдать место, где тот прятал ценности. Семён Сергеевич сумел выбраться из города, он даже сообщил нам частоты на которых работал мозг этого чуда вражеской техники. ВКС взяли его на спутниковое сопровождение и каспийская флотилия уничтожила эту дьявольскую машину.
- Ого! Товарищ майор, так это наши морячки нам частный сектор с землёй сравняли?!
- Эм-нэ-э-э… частично, товарищ капитан, частично.
- А с золотом что?
- Его так и не нашли.
Ивин усмехнулся. Приходько нахмурил брови.
- Думаете?
Капитан кивнул.
- Раз РР ищут в руинах именно золото, то…
- ...не факт, что его НАТОвцы смародёрили.
- Именно! И наш Талов знает, что это так! Надо брать его, товарищ майор. И тогда точно узнаем – смародёрили или нет.

Глава 26
Лиза прибежала к Лазо и с порога закричала:
- Новости слышали?
Гоша отвлёкся от игры в танки и повернулся к гостье.
- Какие?
- Жорку-Бая арестовали! Он у меня в субботу сумку с карпом отнял, а я визг подняла. А Слава Чижов был в увольнительной, он услышал мои вопли, догнал этого гада на пустыре, отмутузил и в милицию сдал!
- Вау! Вот это здорово! Мама, ты слышала?!
- Да это, наверно, даже Хабаровы слышали. Лиза, разве можно так кричать в доме?
Лиза запрыгала на месте и захлопала в ладоши.
- Тёть Нин, больше этот урод не будет никого обижать! Так ему, подонку, и надо!
- Тише, тише! Лиза, что за выражения? У меня Гоша и то таких слов не произносит. – Женщина задумалась и прибавила: – При мне. Но новость, несомненно, добрая!
Мальчик подошёл к матери и поцеловал её в щёку.
- Мам?
- Чего тебе, подлиза?
- Можно мы с Лизой пойдём погулять?
Она строго посмотрела на сына и скептическим тоном произнесла:
- Можно подумать, что если я скажу «нет», вы не пойдёте. Идите уже! В этом доме и без вас есть кому сидеть. И возьмите с собой робота – мне спокойнее будет.
В руинах они немного поиграли в прятки с Арди, но его детекторы безошибочно вычисляли детей и если бы робот не нашёл один раз вместо Никитиной крысу, то игра бы закончилась намного быстрее. После пряток они набрали пустых бутылок, побросали их в полузатянувшуюся воронку, заполненную зелёной водой и развлекались, кидая по ним камнями. В какой-то момент Гоша задумался и пододошёл к роботу.
- Арди, а куда ты перепрятал золото?
- Насколько я понимаю, тебе оно ни к чему. Времена изменились и в России этот металл обычным людям девать просто некуда.
- А мне оно и не нужно. Надо просто сдать его куда следует.
- Тебе за это начислят бонусы?
Мальчик задумался: эта мысль ему в голову не приходила.
- Не знаю. Немного прибавят, наверно!
Робот кинул последний камень и в очередной раз попал по бутылке. Он вообще ни разу не промахнулся.
- Там почти сто килограммов. Даже я не донесу. Дождёмся Осипа и съездим на пикапе.
Гоша сморщился и засопел – ему не хотелось ждать до завтра! К ним подошла Лиза.
- А давайте я позвоню сержанту Чижову? У него джип! И даже броневик есть!
- Нет, Лиза. Слава хороший человек, но Арди ему лучше не видеть. И вообще, что-то зачастили военные в наш район, чего им тут надо? Раньше пока не грохнет – не показывались.
Робот внезапно присел и тихо произнёс:
- Я спрячусь под воду, продолжайте кидать камни в бутылки.
И соскользнул в воронку, скрывшись под ряской. Дети переглянулись, но, услыхав топот, быстро подхватили по горстке щебёнки и принялись кидать по бутылкам. Вскоре к воронке подбежали трое военных с какими-то приборами. Они покрутились туда-сюда, один вскарабкался на ближайшую кучу мусора и принялся там размахивать своей бандурой.
- Ну что, Тимур? Есть?
- Нет ни шиша! Ни с какой стороны нет!
- Да что за чертовщина?! Только что был сигнал!
Один из военных подошёл к детям и спросил:
- Вы тут робота не видели? У нас робот сбрендивший сбежал, мы его ищем!
Гоша нахмурился и пожал плечами, а Лиза спросила:
- А как он мог сбрендить? Он же робот!
Военный на миг задумался, потом ляпнул:
- Да его на разборе многоэтажки по башке кирпичом шибануло!
Гоша раскрыл было рот, но получил тычка и передумал спорить.
- Нет, дяденька. Мы тут с час бутылки расстреливаем и никакого робота не видели!
Военный поднял свою круглую антенну, покрутил ей над головой. Потом плюнул и пошёл к товарищам.
- Тимур, Артур, пошли отсюда! Похоже, глючат тут детекторы. Всякого барахла в этих руинах!
Как только военные ушли, Лиза подняла большой, со свой кулачок, камень и кинула его в воду, в то место, где спрятался робот. Тот громко булькнул, подняв брызги и ряска на поверхности закачалась. Ничего! Она подыскала другой обломок и кинула чуть дальше – никакого результата!
- Гоша, он что, утонул?
- Не знаю! Так-то воздух ему не нужен, но вдруг что-то замкнуло?
Мальчик выбрал камень побольше, с два кулака и булькнул его так, что пошли не просто круги, а даже маленькая волна плеснула на берет. Никакого ответа не последовало. Лиза, уже явно нервничая, отбежала в сторонку, нашла обломок кирпича и пульнула его в воронку. Ребята проводили его полёт глазами до самой ряски, где тот глухо ударился о воду, чуть отскочил и только после этого сделал «бульк!» Они даже удивиться не успели, когда из-под воды, там где упал последний их снаряд, высунулась голова Арди, мокрая и вся в ряске.
- Ой!
Гоша хмыкнул и подмигнул Лизе.
- Теперь у нас тоже есть сбрендивший робот!
- Дурак ты, Гошка!
- Я не бутылка, – сказал Арди и, оскальзываясь, выбрался на сушу, где принялся осторожно снимать с головы ряску. Вода перестала стекать с его одежды, но всё равно робот выглядел ожившим утопленником. – Лиза, у тебя телефон с собой?
- Да. Тебе помощь нужна, Арди?
- Нет. Позвони сержанту Чижову. Пусть едет к дому ракеты на машине.
Девочка вынула сотовый, а недоумевающий Гоша спросил:
- Арди, что-то случилось? Почему ты решился на это?
- Тот человек, который во время войны украл жёсткий диск в серверной, сделал это не для того, чтобы продать его секреты.
- А для чего?
- Я полагаю, что там было нечто, компрометирующее его. А когда я предложил за диск ценности, жадность победила и он, уверенный в том, что сможет обмануть меня, пообещал диск мне, но отдавать не собирался.
Гоша вздрогнул от какого-то шума, огляделся, но ничего подозрительного не увидел.
- Арди, ты до этого под водой додумался?
- Не в воде дело. И не в том камне, которым вы в меня угодили.
Мальчик улыбнулся, хохотнул, потом опять насторожился.
- Эй, ты что это? Шутить пытаешься?
- Немного.
К ним подошла Лиза.
- Я сказала Славе, что мы нашли что-то возле дома ракеты, но не знаем – опасное оно или нет. Попросила приехать и посмотреть. Про тебя, – она посмотрела на робота, – не говорила!
- Идём.
Робот выбрал направление и, хлюпая мокрыми кедами, пошёл. Гоша и Лиза – за ним.
- Гош, я сейчас подумала: если я замуж за тебя выйду, когда вырастем, то смешно получится.
- Чего это?
- Меня будут звать Лиза Лазо!
Мальчик усмехнулся и беззлобно обронил:
- Дурочка!

Глава 27
Капитан Ивин смотрел на посетителя и терпеливо ждал. Человек пришёл добровольно. Не нужно его подгонять, пусть сам рассказывает. Осип Лазо наконец собрался с духом и заговорил.
- В начале лета я украл с завода импортный РД. Его дезактивировали, но не полностью – реактор оставили. ЦП сняли, поставили голосовое управление, примитивное. И чтоб с пульта. Короче: большая игрушка, по сути. Я для Гошки, для сына его… украл. Он, Гоша, он у нас славный парень. Жена у меня не ходит, ноги не чувствует. Вот он и ей помогает, и лом собирает, чтоб матери и мне... он вон даже ракету сапёрам недавно показал неразорвавшуюся! Вот я и… Нет, это меня не оправдывает – кража есть кража! Просто сейчас, с этой пропажей трёх РР, я же понимаю, что вы на меня думаете. Но я их не брал! Ну зачем они мне?!
Следователь продолжал безмолвствовать. Ему очень хотелось успокоить Лазо, сказать, что никто не считает его виновным в последней краже, но… не имел права. Следствие всё ещё не было закончено.
- Словом так: за того РД я готов отвечать. Но не забирайте робота у мальчика, пожалуйста. Он к нему привык, играют они там с ним – футбол и всё такое…
Ивин внезапно повернул голову к монитору и, нахмурившись, сделал Осипу знак не продолжать. Тот замолчал и тоже насторожился. Капитан что-то быстро набрал на клавиатуре и улыбнулся посетителю.
- Подождите, Лазо. Тут у нас гости.
За спиной Осипа открылась дверь и в кабинет вошли Гоша и Арди!
- Папа?! Ты почему здесь?
- А вы почему?
Ивин встал из-за стола и встал в позе рефери между отцом и сыном.
- Тихо, граждане! Успокойтесь. Осип Тадеушевич, насколько мне известно, у вашего сына есть для нас очень важное сообщение. Гоша, присядь вот на стул, рядом с папой вот… да. А ты, робот, постоишь, тебе всё равно же?
- Да.
Ивин, не ожидавший ответа, на миг замер, но тут же собрался и, не подавая виду, добавил, как ни в чём не бывало:
- Я так и думал.
Капитан вернулся за стол, сложил пальцы в замок и, улыбнувшись, сказал Гоше:
- Слушаю вас, юноша.
Мальчик повернулся к роботу и кивну ему. Робот заговорил.
- Драгметаллы и ценности сданы в дежурную часть. Сержант Чижов в данный момент принимает участие в описи. Общий вес доставленного составляет девяносто семь килограммов и четыреста семьдесят три грамма. Из них золото чистое…
- Стоп! – Ивин поднял ладонь и робот замолчал. – Речь идёт о ценностях, которые считались пропавшими во время оккупации?
- Да.
- Хорошо. Осип Тадеушевич, это ваш робот? – Лазо кивнул. – Хорошо. Продолжай!
- Сейчас в городе ведётся поиск РР, украденных с завода. Я не хочу постоянно прятаться от поисковиков. Гоша боится, что меня у него отнимут. Осип всё время ждёт наказания за то, что вывез с завода неучтённого РД. В оправдание Лазо могу сообщить, что его поступок предотвратил другие преступления, поскольку меня не регистрировали при передаче на РРЗ, не деактивировали и совершенно точно планировали украсть с прицелом на криминальное использование.
Следователь, мучительно старающийся не показать, насколько обескуражен, вдруг уловил нить и спросил:
- Кто планировал тебя украсть?
- Раньше он называл себя Пётр Талов.
- Ты был знаком с ним раньше? Когда? При каких обстоятельствах вы познакомились?
- Во время оккупации я должен был похитить жёсткий диск из серверной роботостроительного завода. Но Пётр Талов опередил меня, он сам похитил его. Я предложил ему в обмен ценности, Талов согласился, но он обманывал меня. Он не собирался отдавать мне жёсткий диск.
- Ясно. – Следователь вынул из стола телефон и сделал вызов. – Товарищ майор, срочно берите Талова! У меня в кабинете свидетель, он дал показания. Срочно, товарищ майор, мои люди сейчас заняты, давайте вы. – Ивин отключил аппарат и кивнул роботу. – Продолжай.
- Сегодня я показал сержанту Чижову, где спрятал во время войны ценности. Мы извлекли их и доставили сюда. Георгий Лазо и Елизавета Никитина были понятыми и вели видеофиксацию.
- Хорошо. Каким образом ценности попали к тебе во время оккупации?
- О них сообщил местный житель, Лившиц Семён Сергеевич.
- Сам сообщил или ты пытал его?
- Я получил сведения от генерала НАТО Ульриха Штенке. Он узнал о золоте от Лившиц Семёна Сергеевича. Он же встретил меня в городе и показал, где спрятал эти ценности. Он же показал мне карту, где было обозначено здание серверной. Как я понимаю, Лившиц имел контакты с европейскими и японскими заинтересованными лицами.
Ивин, утратив выдержку, схватился за голову руками выкатил один глаз на Осипа Лазо.
- Да-да. Это наш старый добрый аптекарь, – сказал мужчина и грустно кивнул.
Следователь схватил телефон, в сердцах бросил его и принялся лупить пальцами по клавиатуре. Затем снова схватил телефон и сделал вызов.
- Дежурная часть? Опись закончили? Двигайте в аптеку, срочно, бегом! Тащите сюда аптекаря, по возможности – обыск аптеки и квартиры. Если нет – сначала аптекаря сюда, потом обыск! – Ивин отключил аппарат и аккуратно положил на стол. – Вот ни на что людей не хватает! Робот, есть что ещё доложить?
- Жёсткий диск был найден после освобождения города?
- Господи божечка! Да про него и знать никто не знал до сегодняшнего дня!
- Я полагаю, там содержатся не только разработки ваших кибернетиков. Талов выкрал что-то, что могло его скомпрометировать. Поэтому он не хотел отдавать мне этот жёсткий диск.
Телефон подал голос и капитан чуть не подскочил.
- Ивин слушает! Отлично. Допросите его, товарищ майор, по поводу жёсткого диска, украденного им во время войны из заводской серверной. Прямо хорошо так нажмите, как вы умеете. Да. Да, спасибо. А у меня новость для вас, Степан Иванович! Лившица вашего повязал, да. Есть за что, уж поверьте! До связи, товарищ майор.
Ивин отключил телефон и с улыбкой посмотрел на посетителей. Потом сделал ещё один вызов.
- Казначейство? Капитан Ивин беспокоит. Приняли? Сколько? Так, хорошо. Оформили? Вознаграждение? Сколько?! Прекрасно, прекрасно! Спасибо, до свиданья. – Положил телефон и довольно потёр ладони. – Вот что, друзья. Мне ещё будет нужно с вами поговорить, но позже. Поэтому сейчас сделаем вот что: Осип Тадеушевич, зайдите в регистрационный отдел и оформите робота, нормально. Это там же, где машины… у вас же есть машина? Вот там же. С этим всё. Робот! У меня не хватает ни людей, ни времени, а армейские кибербезопасники что-то никак не могут справиться. Помоги им поймать двух РР, украденных с завода! Они в руинах, настроены на поиск золота. Одного армейские уже поймали, вот… Поможешь? Ну и славно, спасибо. Ну и последнее: Лазо Георгий Осипович, ваш бонусный счёт распух настолько, что могу вас только поздравить! Что вам делать с этой прорвой бонов – решайте сами, попрошу только не забирать у нас весь город целиком. Давайте пропуска отмечу. Всем спасибо, до свиданья, товарищи.

Глава 28
- Тёть Нина, да не волнуйтесь вы так! Слава Чижов не даст их в обиду!
- Лиза, ну Слава-то Слава, но как оно ещё там всё в милиции пройдёт?.. Переживаю я что-то. И Осип куда-то снова в «чистом» ушёл! Вернётся – устрою ему допрос с пристрастием. Если завёл кого – казню к свиням собачьим!
Девочка с укором посмотрела на женщину.
- Тётя Нина! Как вы можете? Дядя Осип вас любит! И Гошу тоже! И Гоша – вас!
Хозяйка хитро прищурилась и продолжила:
- А Гошу – ты!
Они дружно рассмеялись и продолжили чистку картошки: в четыре руки это у них получалось весьма споро.
- Пообедаешь сегодня с нами?
- С удовольствием. Я маме с папой когда сказала, что нам с Гошей за ракету бонусы начислили, они сперва наругались на меня, папа обещал ему уши оборвать, за то что меня по руинам таскает. А потом мама мой счёт проверила и аж расплакалась, папа глянул в ноут и сел мимо стула! Сидит на полу такой, глазами хлопает и бормочет: «Гоша хороший. Хороший Гоша». Я чуть не уписалась на него глядя!
Послышался звук открывающейся двери и девочка с хозяйкой замерли, прислушиваясь. В кухню зашёл одетый в «чистое» Осип Лоза и с улыбкой сообщил:
- Хорошие новости! Первое: Арди зарегистрирован и остаётся у нас. Второе: с меня сняты все подозрения в краже тех трёх РР. Ну и самое главное!
Он посторонился и на кухню въехал Гоша, сидящий в новеньком швейцарском кресле-каталке.
- Мама, смотри, что мы тебе принесли!
Лицо мальчика светилось от счастья. Лиза подошла и зачарованно посмотрела на эту чудесную, совершенно новую, волшебно пахнущую кожезаменителем каталку.
- Вот это да-а-а-а… Ой! Гош, а где Арди?
Мальчик встал с кресла, кивнул отцу и ответил:
- Он в руинах, тех краденных РР ловит. Это Талов их туда направил – золото искать!
Осип помог жене пересесть в новое кресло и, поцеловав её в обе щеки, весело сказал:
- Арестовали Талова. И аптекаря нашего – тоже! Их там сейчас допрашивают, одного в милиции, другого в разведке. Эти два гада в оккупацию тут всякой подлостью занимались, представляете?
Дверь снова грохнула и отчаянно хромающий Дима Холодов ворвался кухню.
- Ося, Нинок! Вы можете представить?! Нашего главного инженера сейчас с завода разведка забрала! А я-то думал – чего это меня следователь про Юрьича всё расспрашивал? Уф! Дайте попить, угорел, пока добежал.
Хозяйка ловко подъехала к холодильнику и вытащила бутылку минералки. Дима, не задумываясь, уселся в её старое кресло и принялся с наслаждением пить. Потом почесал протез и с подозрением оглядел никак не реагирующих на новость присутствующих.
- Тэкс-тэкс… знаете уже, да? Тьфу ты! А я спешил, чуть костыль не потерял по дороге!
Дети рассмеялись, а Осип вдруг хлопнул по столу ладонью.
- Так! Дима и Гоша – остаётесь на хозяйстве, помогаете Нине! Мы с девицей Никитиной садимся в авто и едем на рынок. За мясом, вином и прочими радостями для живота! Гоша – на тебе мангал и чистые дрова, счётчик Гейгера в гараже, на полке. Дима – на тебе всё остальное. Нина – ты командуешь! Лиза! Ты почему ещё не в машине?!
Вечером, когда во дворе у Лазо вся компания уже просто тихо сидела у догорающего мангала, к воротам подъехал броневик. Из него вышли два офицера – капитан милиции Ивин и майор ВС, разведчик Приходько. Мужчины вежливо поздоровались, присели на брёвнышко рядом с Осипом и, получив от хозяйки по миске с печёным картофелем и зеленью, принялись неспешно рассказывать, по очереди сменяя друг друга.
- Осип Тадеушевич, ваш робот ещё не вернулся? Нет? Ну ладно. Начнём без него, вы ему потом расскажете. Степан Иванович, давайте по старшинству! Да и про Талова, я полагаю, тут людям важнее.
- Хорошо. Допросили мы Петра вашего Юрьевича. Отрицал всё, даже вещи очевидные. Даже когда поставили перед фактом подделки документов для смены охраны РРЗ, твердил, что это всё клевета. А вот когда я намекнул на жёсткий диск, украденный им во время войны – сломался. Талов с чего-то решил, что этот диск у нас, в конце войны он его спрятал, но кто-то выкрал этот хард. Его как прорвало: выложил всё! И про оружие, что бандитам поставлял, и про роботов, и про батареи, которые он для РР украл. Всю палету вывез, десять штук – с запасом! Поведал он и про то, кто ему настраивал роботов на поиск золота, словом – рассказывал всё, лишь бы про жёсткий диск не спрашивали. Но мы спросили. И выяснились там, друзья мои, страшные вещи.
- Так а что было на харде? – поинтересовался Холодов.
- А это другая история, Дмитрий, – заговорил следователь, – там вообще мрак мрачный! Я вот что вам расскажу. Аптекарь наш запирался недолго. Сперва, как положено, рвал на груди рубаху, тыкал мне в нос заслугами и всё такое. Я дал ему посмотреть интервью с вашим роботом... кстати, Холодов, это вы ему прошивку меняли? Удачно у вас вышло! Словом, сдулся наш липовый герой.
Перед эвакуацией, будучи ответственным за вывоз ценностей, Лившиц собрал в городе всё, что смог – почти центнер драгметаллов и ювелирных изделий. Отдавать это родине он изначально не планировал, собирался с помощью Ульриха Штенке перебраться на запад и там жить в своё удовольствие. Поскольку сам Лившиц был не способен всё это добро выкрасть, Штенке прислал ему вашего робота. А заодно попросил показать ему серверную. Зачем – не сказал, а Лившиц не спрашивал. Робот сгрузил ценности в броневик и приготовил к вывозу вместе с будущим аптекарем. Оставалась самая малость – навестить серверную. Но помешал Талов.
Лившиц, не найдя золота в броневике, принялся лихорадочно составлять план спасения своей шкуры. Он сочинил сказочку про робота, пытки и прочее, и с ней пробрался на том броневике к нашим. А после освобождения города с почётом и славой вернулся домой, тайно горюя, что НАТО ему не помогло с райской жизнью. И ещё ему не давал покоя тот самый жёсткий диск. С потерей золота Лившиц, скрепя сердце, смирился, а вот мысль разыскать Талова и поговорить с ним о том о сём – осталась.
Имея отношение к фармацевтике, Лившиц сотрудничал, в том числе и с госпиталем, где и увидел однажды Талова. Он подкупил продуктовым пайком медсестру, та сделала Талову инъекцию сыворотки правды и выведала, где спрятан пресловутый жёсткий диск. Лившиц выкрал хард, но считать с него информацию самостоятельно не смог и припрятал его до лучших времён. И лишь сегодня мы его вытащили на свет божий и отдали в ПКБ, Савчуку. Его парни расшифровали всё; в основном там были действительно файлы с секретами оборонки в области роботостроения. Но нашёлся там и один совершенно любопытный документ. А именно – список контактов технических специалистов РСЗ.
И вот тут-то и выяснилось, что ещё до войны конструктор Талов Пётр Юрьевич состоял в тесной и активной связи с ЦРУ. Этот факт удалось установить лишь потому, что мы знали, что искать. Ваш робот нам подсказал. Талов, уже во время войны, то ли утратил бдительность, то ли ещё почему, начал вести свои с ЦРУ делишки в открытую. Западные друзья, видя такую неосторожность, тупо бросили Талова и тот понял, что ему крышка, если кто-то доберётся до сервера после войны. Вот и спрятался он в городе и терпеливо ждал удобного момента, чтоб замести следы.
Мангал остыл, все сидели, размышляя над услышанной историей. Осип налил офицерам по стаканчику вина, те чокнулись и пригубили. Холодов, захвативший в своё распоряжение старую Нинину коляску, привычно чесал титановое колено. Сама Нина, укрытая покрывалком, дремала, сражённая несколькими глотками вина и непривычной сытостью. Лиза задумчиво грызла деревянный шампур от шашлыка, а Гоша во все глаза смотрел на офицеров, словно бы ожидая продолжения истории.
- А вы знаете, где Арди спрятал золото?
К мальчику повернулись все, кроме мамы и Лизы: одна спала, вторая знала. Спросил Дима.
- Где?
- В доме ракеты. Пап, помнишь, там в подвале контейнер был? Вот в нём всё и лежало тринадцать лет! Под шлаком.
- Ваш робот, – сказал капитан Ивин, – вообще умница. Холодов, вы бы нам такого сделали, что ли?
- Это не ко мне. Это вам в Японию надо обратиться. Хотя… достаньте мне экс лоджикел пройсессэ двадцать дробь семь и я вам хоть из БР такого умницу сделаю.
Лиза потыкала недогрызенным шампуром Гошу.
- А Арди что, не придёт, пока тех золотоискателей не выловит?
- Наверно. Степан Иванович, а если Талову сказать, что золото уже нашли? Пусть он тех РР на завод вернёт, чего за ними бегать-то по всему городу?
Разведчик вынул телефон и показал Гоше большой палец.
- Алло, это Приходько. Скажите задержанному Талову, что золото найдено. Пусть объяснит, как его золотоискателей на завод вернуть! Да. О результатах доложите.

Глава 29
Арди сидел в комнате на третьем этаже разрушенного здания в центре города и через окно наблюдал за группой роботов, разбирающих соседнюю панельную пятиэтажку. Мощные, тяжёлые НАТОвские БР вручную выворачивали огромные куски бетона и стаскивали их в кузов самосвала, за рулём которого сидел человек. Двери и лобовое остекление машины были прикрыты стальными щитами, на самом водителе – бронежилет и армейский шлем. Не такие крупные, но не менее мощные, русские БР работали на высоте – цепляли тросами стеновые панели и отделяли их друг от дружки, чтобы кран мог опустить их вниз. Арди уже заметил, что крановщик – не человек, а одетый в серый камуфляж РР. Сомнений не было – в кабине крана сидел один из золотоискателей, что по ночам шастали по руинам. Интеллекта разведчика хватило, чтобы понять: прятаться днём нужно на виду, где никто не будет искать. Да и как найти робота среди роботов? Только надеть бронежилет он почему-то не догадался, это его и выдало.
Второй золотоискатель на глаза не попадался, но, скорее всего был где-то поблизости, одетый и со шлемом на голове. И, как и крановщик, скорее всего выполнял человеческую работу, а не таскал тяжести, рискуя попасть под обвал или пострадать от неразорвавшейся мины или снаряда. Арди искал и не находил эту хитрую машину уже второй день. Операторы мехлопат, бульдозеров, прочей техники – все были людьми, на всех – шлемы и бронежилеты.
Два НАТОвских дуболома подволокли почти целую плиту к самосвалу и замерли: поднять в кузов такую тяжесть им было не под силу. Ещё двое принесли по куску, закинули их в машину и принялись помогать с плитой, но даже вчетвером БР не справились – она не вмещалась в кузов. Негабарит. Водитель вышел из кабины и принялся размахивать руками, что-то пытаясь объяснить, но роботы его не понимали. Подошёл ещё один человек и провёл линию на панели, потом жестами показал НАТОвцам, что по ней нужно сломать. БР подложили под приподнятую плиту пару обломков и, притащив перфоратор, принялись разбивать бетон по линии. Арди насторожился, пригляделся – так и есть: серый камуфляж и отсутствующий бронежилет. Робот проверил тепловое излучение – точно! Руководитель оказался вторым РР! Им просто негде было взять жилеты, догадался Арди. Каски они подобрали в руинах, этого добра там по сей день полно, а вот жилеты, как и другая одежда – сгнили. Или были выпотрошены, за лом титана начисляли неплохие бонусы.
Робот спустился по полуразрушенной, заваленной обломками лестнице и спрятался за простенком, следя за «руководителем». БР, раздробив бетон в нужном месте, согнули оголившую арматуру, сложив панель вдвое. Разведчик забрал перфоратор, а НАТОвцы загрузили бетонный сандвич в самосвал. Водитель похлопал одного из них по плечу, забрался в кабину и отъехал, а РР пошёл в сторону вагончика, где хранился ручной инструмент.
Арди прикинул расстояние от крана до склада, примерно высчитал время, которое у него будет для того, чтобы разобраться с «руководителем» до вмешательства «крановщика». Должно хватить! Он вышел из укрытия и, догнав РР, свалил его с ног. БР не станут вмешиваться, их ЦП не допускают подобных действий, а людей поблизости не наблюдалось! Разведчик среагировал мгновенно: выпустив перфоратор, он первым делом ударил Арди в лицо, приняв за человека. Но роботу это никак не могло навредить! Две боевые машины рухнули наземь и схватились в рукопашной, словно какие-то фантастические рестлеры.
Арди удерживал лежащего вниз лицом противника и изо всех сил дубасил по нижней части спины, по крышке реакторного отсека. Разведчик сопротивлялся, дрыгал ногами, пытаясь освободиться. Он даже вывернул плечевые суставы, чтобы схватить и сбросить с себя Арди. Но бывший диверсант, подготовленный к любым нештатным ситуациям, да ещё и оснащённый логическим процессором, отбивал руки разведчика и продолжал методично ломать бронепластовую защиту его реактора. С его руки начали отлетать ошмётки покрытия, имитирующего человеческую плоть, титановые «кости» оголились, но Арди чувствовал, что крышка уже дала трещину, осталось сделать ещё несколько ударов и можно будет добраться до рубильника.
Подоспевший «крановщик» поднял перфоратор и с размаху ударил Арди по плечу. Рука робота почти потеряла подвижность, но этот же удар и доломал крышку реактора! РР, видя, что РД не отпускает его напарника, включил перфоратор и прижал долото к спине этой ненормальной машины. Арди знал, что его спинная броня надёжнее, чем у РР, поэтому решил закончить сперва с «руководителем» и просунул оголённые пальцы плохо работающей руки в дыру в пояснице соперника. Он не стал искать выключатель, он просто замкнул шины реактора накоротко. Собственными пальцами. Не было ни взрыва, ни особого шума – защита просто погасила реактор и отстрелила клеммы с батарей.
Долото перфоратора пробило-таки спинной панцирь и забрякало по титановой стенке отсека ЦП. Если бы Арди позволил сопернику пробить это препятствие, то последствия были бы самыми печальными. И он перевернулся набок, заставив «крановщика» потерять равновесие и выпустить клавишу включения перфоратора. Этой секундной заминки хватило на то, чтоб вырвать долото из спины и откатиться в сторону. Правая рука Арди практически не работала: плечевой шарнир деформирован, кисть почти раздроблена. РР, перехватив перфоратор как дубину, замахнулся и начал приближаться для удара. Но тут Арди почувствовал удар сигма-импульса и увидел, как парализованный излучением соперник рухнул.
- Стой! Стой, Тимур! Смотри – этот зарегистрированный. Просто держи его на прицеле!
Военный, водя сканером, подошёл поближе и окрикнул:
- Робот! Ты, со сломанной рукой! Имеешь агрессивные намерения?
- Нет, – отозвался Арди, – такие намерения были у этих двоих. А я выполнял поручение капитана милиции Ивина, можете проверить.
- Артур, отойди в сторону, свяжись с милицией. Я его пока покараулю.

Глава 30
- Пап, ну когда уже Арди починят?!
- Гоша, ремонт нашего робота – не главная задача РРЗ, там же ремонтируют и перенастраивают роботов совсем для других целей. Прежде всего нужны машины, приносящие пользу всему городу и даже всей стране.
- А наш робот что, не приносит пользы городу?
Осип Лазо нахмурился и строго посмотрел на сына. Говорить ребёнку, что логопроцессор Арди снят и отослан для подробного изучения в Зеленоград, он не хотел. А просто РД с перепрошитым ЦП Гошу бы не устроил – это ж ясно, как божий день!
- Гоша, ты б лучше к школе готовился! Первое сентября через неделю. Никуда твой Арди не денется! Найдут для него запчасти – отремонтируют и вернут, имей терпение, сынок. Ты вон на Диму посмотри: ветеран войны, герой, прекрасный специалист! Мог бы давно себе ногу с псевдомышцами поставить, а довольствуется простой титановой кочергой. Вот и ты, Гош, умерь прыть и готовься к учёбе, пока есть возможность. А то как вернут робота – тебя из руин танком не вытащить будет!

Rumer © 2016 г.
Источник